О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
На основном сайте Граней: http://graniru.org/opinion/milshtein/m.252513.html

статья Спросил ВЦИОМ у матерей

Илья Мильштейн, 24.06.2016
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Представим себе ситуацию, что завтра начинается война с соседней страной... ВЦИОМ - структура более или менее государственная, оттого немалый интерес вызывает сама постановка вопроса. Точнее, целого ряда вопросов, связанных с патриотическими настроениями граждан и их готовностью отправить на фронт и на смерть сыновей, братьев, мужей или других близких родственников. Если им завтра придет повестка и набежавшая родня приступит с советами.

Что посоветует родня? Биться в первых рядах? Устроиться в тылу? Откосить от армии?

Сразу отметим невнятность и неполиткорректность главного вопроса, предложенного респондентам. Не сказано, что за война такая: оборонительная или захватническая. Кроме того, социологи ограничивают мобилизационные фантазии россиян некими соседними странами. Америку или там Англию не называют, разумно предполагая, что на ядерную войну повестки не рассылаются за неимением почтальонов. Правда, соседи бывают разные, но по умолчанию можно допустить, что речь не идет о поляках либо прибалтах. Скорее россиян расспрашивают о войне с соседями по бывшей советской коммуналке. С украинцами, грузинами, казахами, белорусами. Благо некоторый опыт имеется.

Ясное дело, опрос был приурочен к 22 июня, однако нельзя сказать, что в какие-нибудь другие дни и месяцы такого рода любопытство показалось бы неуместным. В последние два с половиной года военно-патриотическая тематика вышла на первый план, ее каждодневно отрабатывает целый отряд спецпропагандистов на гостелеканалах, так что удивляться нечему. Просто вот так в лоб соотечественников еще вроде не спрашивали. Дескать, если завтра не трактористы с шахтерами, не ерофеевы с александровыми, худо-бедно обученные своему ремеслу, а ваши родные дети пойдут громить собирательных хохлов и умирать - вы как к этому отнесетесь?

Итоги социологического исследования противоречивы.

Есть, грубо говоря, хорошие новости. Каждый второй, напутствуя в бой сына, брата или мужа, порекомендует ему отправляться на передовую. Однако каждый второй не порекомендует, причем 16% россиян присоветуют своим близким по возможности пойти в тыловые части, подальше от фронта и примерно столько же будут уговаривать их не идти в военкомат и ждать окончания войны. Остальные затрудняются ответить либо дают другие ответы, и мы можем лишь догадываться о том, что они там себе думают.

Тем не менее каждый второй согласен не задумываясь послать на убой свою родню, и это означает, что Соловьев с Киселевым не зря трудились и жили не зря. С другой стороны, многие почему-то не боятся рассуждать и с изумляющей в наши времена искренностью сообщают, что у них нет желания скармливать близких Левиафану Владимировичу Шойгу. Что же касается чисто бабок, то в рамках другого опроса выясняется, что только 39% граждан РФ согласны в годы войны с казахами-бендеровцами перечислять государству четверть своих доходов, 17% намерены поторговаться, а каждый третий не хочет отдавать Кужугетовичу ни копейки. Остальные опять-таки затрудняются. При ознакомлении с этими цифрами возникает подозрение, что Соловьев с Киселевым зря трудились и жили тоже зря.

К слову, не вызывает безоглядного доверия и тот каждый второй соотечественник, который правильно отвечает ВЦИОМу. К нему, каждому второму, следует присмотреться, его следует переспросить: а ты не обманул социолога? Известно же, что население в авторитарных странах отличается лукавством и способно имитировать чувства, которых не испытывает. Зато боится таких вопросов всерьез. Это вообще народ тертый, способный в честном с виду социологе разглядеть засланного от начальства казачка, и далеко не всегда скрытность его, каждого второго, объясняется скверными чертами характера. Жизненный опыт здесь тоже кое-что проясняет.

Наконец, не вполне понятно, что имели в виду сами социологи, задавая гражданам свои довольно-таки провокационные вопросы. Возможно, выполняли заказ Кремля, незадолго до парламентских выборов замеряя градус боевитости и меру зомбированности. В обществе потребления, где людям даже на войну денег жалко, все хотят кушать, в том числе и социологи. Но не исключено, что опрос самозародился в недрах ВЦИОМа. Все-таки людям науки свойственна тяга к знаниям, а если они исследуют общество, в котором живут, то первыми могут почувствовать его настроения и послать сигнал начальству. Или, осмелев до последней степени, придумать столь невнятный и неполиткорректный вопрос, что он окажется красноречивей любых ответов.

Ведь если его переиначить, то фраза прозвучит так: вы понимаете, граждане, до чего мы дожили? Половина не понимает. Но половина догадывается.

А это довольно большая цифра. И если с ней ознакомились там, наверху, где привыкли к другим числам, типа 88% всенародной поддержки Путина и всех его славных дел, то властям предержащим есть о чем поразмышлять. В частности, о том, что современный социум нельзя до бесконечности погружать в милитаристское безумие. И проблема тут даже не в том, что помимо раскола в обществе по поводу войны с соседями ВЦИОМ фиксирует рекордное падение "индекса патриотизма".

Проблема в том, что половина, если верить опрошенным, готовых пожертвовать детьми ради "победы" хрен знает над кем доведена до состояния невменяемости, и это грозный признак. Или запугана до того, что готова утвердительно отвечать на любые стремные вопросы. Их тоже тьмы и тьмы. С ними, пожалуй, легко воевать, но для нормальной жизни они потеряны. В эпоху, когда власть совершает непростой выбор между мировой бойней, вялотекущей катастрофой под санкциями и поисками компромисса, опора на такой электорат чревата гибелью.

Если же действовать, потакая людям вменяемым, то надо срочно менять политический курс. А как его поменяешь, когда в течение полутора десятилетий неуклонно превращал страну в дурдом, закошмарил соседей, доругался с Западом до реальной холодной войны и теперь, как бы потрясенный, констатируешь непонятную активность НАТО у границ России? Задача представляется трудноразрешимой, и социологи едва ли сегодня сумеют подсказать еще один правильный вопрос.

Илья Мильштейн, 24.06.2016

Loading...
Фото и Видео

Реклама




Наши спонсоры
Выбор читателей