О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.264991.html

статья Голова предтечи

Илья Мильштейн, 23.10.2017
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Забавно теперь, особенно теперь, об этом вспоминать, но первую "путинскую" речь, задолго до мюнхенской, валдайских и прочих, произнес Андрей Козырев. Четверть века назад, в Стокгольме, на конференции Совета министров иностранных дел СБСЕ. Из его выступления потрясенные западные дипломаты узнали, что Москва резко меняет свой внешнеполитический курс.

Андрей Владимирович сказал мало, но он сказал смачно.

Во-первых, сообщил он, мы отчетливо сознаем, что наши традиции во многом, если не в основном, в Азии, а не в Европе. Во-вторых, пространство бывшего Советского Союза... это по сути постимперское пространство, где России предстоит отстаивать свои интересы с использованием всех доступных средств, включая военные и экономические. В-третьих, все, кто рассчитывает, что можно не считаться с этими особенностями и интересами, что Россию ожидает судьба Советского Союза, не должны забывать, что речь идет о государстве, способном постоять за себя и своих друзей.

Собственно, никакого Путина тогда, в декабре 1992 года, в политической природе еще не существовало. Поэтому власть в стране была демократической и слабой, в Москве уже снимали с должности Егора Гайдара, а министр иностранных дел РФ закошмаривал своих европейских коллег в целях сугубо воспитательных. Насладившись произведенным эффектом, он минут через сорок вновь вышел к микрофону и постарался их успокоить. Открылось, что министр пошутил и курс не меняется, но может измениться, если к власти придут сторонники имперского реванша. Какие-нибудь, допустим, красно-коричневые с чекистом во главе. И ненадолго погруженные в этот кошмар европейцы с облегчением переводили дух и протирали глаза. С опаской поглядывая на оратора и гадая, вероятно, о том, что он им скажет еще через полчасика. Однако Козырев больше ничего иностранцам не сказал, и речь его, вошедшая в анналы под названием "шоковой дипломатии", краткосрочных последствий не имела.

Оттого шутку они по достоинству не оценили, скорее отреагировали с раздражением. К тому же данную хохму министры уже знали, еще с горбачевских времен. Когда прогрессивное советское руководство в требовательном тоне обращалось за деньгами к Америке, Европе, МВФ и иным ротшильдам, указывая, что в противном случае власть в СССР захватят страшные консерваторы и это обернется для прижимистого Запада гораздо более серьезными тратами. Призывы с прежней силой зазвучали в ельцинские времена, найдя отражение и в декларации Козырева, а узкие специалисты до сих спорят, как надо было помогать России, чтобы не пришел Путин. Впрочем, точного ответа не знает никто, и непонятно даже, располагают ли банковские хранилища человечества столь крупными средствами в валюте и золотых слитках. Есть точка зрения, что человечество замучилось бы пыль глотать по хранилищам, желая спасти себя и нас от того, без которого нет России.

Четверть века спустя шутку Козырева можно наконец оценить по достоинству. И не только потому, что все сбылось, причем буквально. В строгом соответствии с текстом, который министр сочинил в самолете на пути в Стокгольм, в порыве тайновидческого вдохновения. Это как раз не сенсация, поскольку языком шутника-демократа в Кремле на полном серьезе заговорили давно, еще при раннем Путине, а воплощать слова в поступки ростом с шар земной начали уже в 2008 году. Любопытно наблюдать, как закольцевался сюжет и как они внезапно встретились в заочной дискуссии: экс-министр и президент РФ. Дипломат и чекист, как бы порожденный буйной фантазией мистификатора. Волна и камень.

Испытанный друг России эстонец Рейн Мюллерсон, член КПСС с 1972 по 1990 гг., сильно переврав цитату, напомнил Путину про Козырева, как тот якобы говорил экс-президенту США Никсону, что "у России нет национальных интересов, есть только общечеловеческие интересы". Реакция Владимира Владимировича была предсказуемо грубой, ибо перед ним дважды помахали красной тряпкой, донеся на Козырева и упомянув универсальные ценности. Недоверчивого Никсона Путин похвалил, типа Никсон - это голова, а вот у господина Козырева, как выяснилось, голова, к сожалению, отсутствует. Коробка есть черепная только, но головы как таковой нет.

Вообще это был, надо признать, идеальный вопрос - Путину, про Козырева, на Валдае... Необычайно тонкий и точный пас национальному лидеру, который всегда рад свести счеты с ельцинской эпохой и самыми яркими ее представителями. Козырева, льстящего американцу, выкатили ему на ногу, и он с ходу ударил прямо по голове. Радуя и себя, и публику.

На том игра могла бы и закончиться, поскольку про бывшего министра известно, что он живет в Майами и про политику вспоминает редко. Правда, пару лет назад Андрей Владимирович опубликовал в The New York Times довольно резкую статью, посвященную Путину и путинской России, был заклеймен у нас как "прислужник" американцев и снова забыт. Тем не менее он счел необходимым ответить президенту и опять был краток, хотя на сей раз не шутил. Никсону я говорил то же, что и другим, - уточнил цитату Андрей Козырев. - Национальные интересы России, как и других демократий, в принципе согласуются с общечеловеческими. И мы создавали СНГ, не воевали с братской Украиной, дружили с наиболее развитыми странами Европы и Америки, не были под санкциями. Россияне не умирали, воюя на стороне диктатора в Сирии. "Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты". И есть ли у тебя голова. Интересы России противоположны интересам режима, у лидеров которого черепная коробка повернута назад, в КГБ, - заключил эмигрировавший министр, и на том его полемика с Путиным завершилась. Вничью, что было результатом неожиданным, ибо силы противников казались неравными.

Что же касается наших зрительских впечатлений, то они противоречивы. Вчуже сочувствуешь обоим - и бывшему либеральному вельможе, и российскому вождю. Козырева жалко, потому что из своего пусть и безопасного далека он в течение многих лет вынужден лицезреть, как сбываются самые дикие его пророчества. Страшилки, в которые он сам не верил, пугая Запад. А за Путина душа болит, когда думаешь о том, как же тяжело было ему, бедняге, жить на руинах великой империи и с какой тоской, должно быть, внимали тогда он и ему подобные издевательским козыревским речам. Как-то даже за него радуешься, что впоследствии крупнейшую геополитическую катастрофу удалось избыть, все кошмары общечеловеков облечь в жизнь и в смерть, как по писаному, и обратиться в азиатов, и взять реванш и Крым, и мир поставить на уши.

Но это чувство радости мимолетно. Видно же, что человек до сих пор мучается, злится и отчаивается, словно догадываясь о том, что существует внутри бредовой речи, выдуманной ради прикола и сочиненной на коленке. Как и вся страна, а пройдет немного времени, по историческим меркам, - и демиург опять взойдет на трибуну и скажет, что это была хохма, а теперь шутки кончились. И шутки кончатся.

Илья Мильштейн, 23.10.2017


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей