О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.274781.html

статья Волевое обрушение

Илья Мильштейн, 21.01.2019
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Это был все-таки теракт.

Более того, это был отчасти неудавшийся теракт, потому что в новогоднюю ночь в Магнитогорске боевики собирались провести серию взрывов по всему городу, и только напоследок - в том доме № 164 по проспекту Маркса, где раньше времени по неясной пока причине "взорвался газ". Кроме того, у погибших в "Газели" Джумаева, Абитова и Каимова, вероятно, имелись сообщники, причастные к изготовлению адской смеси (гексогена?) и не пойманные. Таковы итоги расследования, проведенного репортерами сайта @baza, о котором до сих пор мы ничего не слышали, поскольку редакция его только в январе приступила к работе.

Зато известно, что в его команде служат птенцы гнезда Арама Габрелянова, среди них Анатолий Сулейманов и Никита Могутин, - и это само по себе очень интересно. Гораздо интересней, нежели тот факт, что в нашумевшей статье практически нет ссылок на источники в силовых ведомствах, но текст у многих искушенных читателей вызывает почти безоглядное доверие. Собственно, оттого им и веришь, давним соратникам Арам Ашотыча, что не сомневаешься в их тесных связях с правоохранительными органами. Так что гадаешь уже не о том, сколько правды содержится в этих сенсационных сливах, но о том, кому понадобилось поделиться с нами сведениями из засекреченного следственного дела.

Не исключено, что речь идет о традиционных межведомственных разборках, в которых журналисты поддерживают одну из конфликтующих сторон. На эту мысль наводит фраза про "экспертов ЭКЦ МВД", которым "не дают сделать анализы на взрывчатые вещества бетонных конструкций, лежащих внизу завала", что дозволено лишь сотрудникам ФСБ и СК, - стало быть, габреляновские отважно выступают против чекистов. Что естественным образом пробуждает в памяти разные другие истории - про рязанский сахар, например, и о том, как милиционеры тогда, в 1999-м, безошибочно распознавали гексоген и небезуспешно ловили тех, кто его подложил в подвале жилого дома. И тут становится страшновато и за Никиту с Анатолием, и за их наставника, которые в погоне за сенсацией ввязались в полемику с государствообразующими структурами.

Обнаруживаются и мотивы. Ходили же упорные слухи, что Габрелянов всерьез поцапался с куратором информационной политики Кремля Алексеем Громовым, а заодно и с путинским приятелем Юрием Ковальчуком, контролирующим Национальную медиагруппу. Вследствие чего был изгнан с постов издателя газеты "Известия" и заместителя генерального директора НМГ и принужден к фактической ликвидации телеканала Life. Вот он им всем и отомстил, сперва создав лояльные начальству группы в телеграм-каналах, а затем, когда был вытеснен неугомонными Ковальчуками, отцом и сыном, и оттуда, внезапно перенаправив усилия своей команды на борьбу с Бортниковым и Бастрыкиным.

Впрочем, Габрелянов - фигура сложная, и яростная сервильность раньше тоже как-то уживалась в нем со стремлением преобразить до неузнаваемости устоявшуюся репутацию привластного холуя в глазах широкой читающей публики. Бывало, замахивался он, вступаясь за своих избитых фанатами "Зенита" ребят, и на "проворовавшихся чиновников "Газпрома", и с самим Песковым остро дискутировал. После того как его корреспонденты забывали выключить камеру, вопреки требованию президента, и скандальная новость о разносе, которому Путин подверг правительство, подтверждалась документальными кадрами видеозаписи. Всякое бывало, и почему не предположить, что и трагедия в Магнитогорске пробудила в его репортерах ненасытную жажду эксклюзивных знаний. А контакты с силовиками у таблоидов во многих странах организованы столь эффективно, что и не поймешь, кто кого использует. Тем более в России, где при известной щедрости и хваткости можно закупать спецслужбу целыми отделами.

Наконец, о государстве и его интересах тоже не будем забывать. О государстве, которое устами своих спикеров третью неделю утверждает, что "следов взрывчатых веществ или их компонентов" в рухнувшем подъезде не найдено, и никому просит не верить - ни журналистам, ни террористам. И про взорванную "Газель", и про обыски и допросы, которым в первый день нового года подверглись жильцы нескольких домов на пересечении проспекта Ленина и улицы Марджани, оцепленных сотрудниками ФСБ и МВД, по-прежнему ни слова не говорится. Однако вся страна об этом знает, и наверняка довольно скоро официальным лицам придется давать какие-то комментарии.

Блестящую операцию по нейтрализации бандитского подполья в мешке не утаишь, даже если не всех преступников удалось изловить. Тут и пригодится расследование, в котором было столько фактуры при полнейшем отсутствии ссылок на имена и явки правоохранителей. Есть подозрение, что народ постепенно готовят к тому, что в Магнитогорске действовали исламисты, и эта версия кажется весьма убедительной. Эта версия не отменяет ни разборок между МВД и ФСБ, ни конфликтов бунтовщика Габрелянова с неблагодарным начальством, ни умелой работы журналистов со своими источниками, но представляется взаимовыгодной для всех. Или, точнее, наименьшим злом для руководства.

Все-таки теракт был, но одно дело, когда о нем сообщают сразу после отъезда Путина из взрывоопасной зоны, и получается, что в стране творится кромешный бардак. Иное дело, если доблестные спецслужбы, пусть и не очень быстро, устанавливают причину гибели мирных граждан. Психологически это более приемлемо, да и национальный лидер не любит свежих новостей про террористов - он ведь давно их победил. А что касается официозного вранья и умолчаний, то это, наверное, будет списано на неизбежную медлительность экспертов и экспертиз. Главное, чтобы люди с ходу не паниковали и не ожесточались против вождя с его падающим рейтингом, а беда, растянутая во времени, уже не вызывает столь сильных эмоций, как в первые дни.

Правда, все это накапливается с годами - беды, отчаянье, злость. Мало-помалу накапливается, покуда не рванет. Но тут уж никто нынешнему начальству помочь не силах, даже Арам Ашотыч с его таблоидами, злопамятностью и хитроумным патриотизмом. А случается, что способен и навредить.

Илья Мильштейн, 21.01.2019

Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей