О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.275577.html

статья Ефрейтор в Крыму

Илья Мильштейн, 18.03.2019
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Есть точка зрения, что избавляться от путинского наследия россиянам будет гораздо легче, чем советскому народу от наследия коммунистического. Всего и делов, что отменить зловредные законы, принятые в нынешнем десятилетии, уйти из Донбасса, прикрутить фитилек геббельсу на телеэкранах, сменить внешнеполитическую риторику, и вот она - новая жизнь! Вот она, блудная дочь, славно погулявшая по буфету, но все-таки вернувшаяся в семью цивилизованных народов. Да, еще Крым... Но это, знаете, довольно сложная проблема, которую должны решать будущие руководители России и Украины, и санкции за притыренный полуостров, если помните, были мягкими, ну пусть они пока сохранятся. Западные политические лидеры, которым не нужно будет гадать, куда завтра пожелает ввести войска и кого прикажет отравить в Англии ершистый постсоветский царь, охотно вступят в диалог с его более покладистым наследником. После Путина и холодной войны, плавно перетекавшей в ядерную, любой его сменщик, наверное, покажется и окажется приемлемым. Увы, эта точка зрения представляется слишком оптимистичной.

Избавляться от путинского наследия россиянам будет гораздо трудней, чем советскому народу от коммунистического. Причина в том, что марксизм-ленинизм был идеей умозрительной, почерпнутой из книжек с весьма заковыристыми текстами. Настолько мудреными, что и в безыскусном изложении для дураков на страницах "Краткого курса" они не пробуждали никаких человеческих чувств у массового русскоязычного читателя. Ясно было, что мы лучше всех и скоро весь мир до основанья разрушим, но отчего так выходило - это умели постичь лишь узкие специалисты. Причем в разные времена по-разному, что оборачивалось для отдельных невезучих узких специалистов расстрельными подвалами, каторгами и ссылками. Когда же минули долгие десятилетия и народ увидел, что записанное в каверзных книжках не сбылось, и к тем же выводам пришло начальство, то с коммунизмом было быстро покончено.

Иное дело - идея патриотическая, особенно в ее нынешней фашистской разновидности. Это идея простая и понятная миллионам граждан. Это идея дворовая, теплая, домашняя и зажигательная, как мордобой стенка на стенку. Это идет от сердца и доступно даже людям, не знающим грамоты. Здесь, мол, наша земля и там, за морями и перешейками, где страдают под гнетом оккупантов сородичи, тоже наша земля. Наша Австрия. Наши Судеты. Наш Крым и Донбасс, Минск и Актюбинск. Наша София, Прага, Братислава, Варшава.

Это все наши братья, и не надо быть ефрейтором, наглотавшимся газов во время Первой мировой, проигранной в итоге, или подполковником КГБ, остро переживающим распад великой державы и разрушение соцлагеря, чтобы возмечтать о реванше и о том, чтобы вновь объединиться с братьями. Ефрейтором или подполковником надо быть для того, чтобы дослужиться до главнокомандующего, возглавить государство и повести войска туда, где разглядел братьев. А также врагов, подлежащих безжалостному уничтожению во имя торжества братской дружбы. Собственно, и братьев не жалко – такая уж это мечта.

Для воплощения в жизнь мыслей отвлеченных, типа коммунистической, нужно очень потрудиться. Превратить империалистическую войну в гражданскую. Одержав победу, учинить массовый террор в поверженной стране. Вырастить поколения насмерть перепуганных людей. Угробить экономику. Короче, сильно постараться, чтобы народ двигался в заданном направлении. Добровольно никто не пойдет.

Напротив, идея патриотическая, особенно в ее нынешней фашистской разновидности, это мотор самозаводящийся. А ежели данная идея соединяется со вчерашней верой в свою марксистско-ленинскую богоизбранность и провозглашенной дореволюционными еще идеологами всемирной отзывчивостью, то высекаются искры. Испепеляющие все вокруг, и мировой пожар уже не кажется выдумкой поэтов и фантастов. И тот, кто вчера проиграл холодную войну, сражаясь на стороне мертвой коммунистической догмы, сегодня за былой проигрыш мстит целому человечеству. Вместе с народом, который в подавляющем большинстве поддерживает ефрейтора, подполковника, главнокомандующего, вождя. Оттого, в пятую годовщину Крыма размышляя о России посткрымской, глупо надеяться, что идею захватнического патриотического братства страна отвергнет с той же легкостью, что и братства коммунистического. Та насаждалась в огне гражданской бойни, в тюрьмах и лагерях. Эта самозарождается в душах и осуществляется в деяниях долгожданного фюрера, так что все в замазке - и законно избранный президент, и его избиратель. Никто не принуждает народ голосовать за Путина, ну разве что чуть-чуть подталкивают в спину автоматами, как депутатов на том референдуме в Крыму, если говорить метафорически, имея в виду пропагандистские орудия. Однако же пропаганда не будет эффективно воздействовать, когда народ не захочет ее слушать.

Пять лет спустя очевидно, что Крым - это катастрофа планетарного масштаба, и беда не только в том, что Россия погружается в бездну и может утащить за собой весь мир. Главная беда в том, что великая страна погружается туда совершенно свободно, с песнями и плясками, и вполне осознает, что натворила, но именно в этом свободном выборе заключена безысходность. С Марксом, не говоря об Энгельсе, нетрудно было свести счеты - они чужие. А когда винить во всем остается только себя, собственную злобную доверчивость и склонность поддаваться самоубийственным примитивным страстям, то и на вождя ответственность не переложишь. И за нового едва ли проголосуешь, если он, предавая народ и любимого нашего Владимира Владимировича, пообещает отменить законы против смутьянов, замириться с врагами, отдать Донбасс и начать капитулянтские переговоры по Крыму.

Это ловушка, из которой почти невозможно выбраться, и одни преступления неизбежно тянут за собой другие. За Крымом Донбасс, за ними Сирия, там "Новичок" в Солсбери и "Вагнер" в Африке, и чудовищные законы, и бесконечный геббельс в зомбоящике, и враги повсюду, от Беларуси до Америки, и утешаемся лишь тем, что они сдохнут, а мы полетим в рай. Эдак налегке, ведомые к звездам стремительным главкостерхом, празднуя в пути очередную годовщину присоединения Крыма к царству теней.

Илья Мильштейн, 18.03.2019


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей