О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.276929.html

статья Что сказать вам, москвичи?

Илья Мильштейн, 09.08.2019
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Полицейская провокация на Большой Якиманке, устроенная начальством в мае 2012 года, обернулась не только Болотным делом. Покалечить жизни первым попавшимся несогласным, врубить на полную мощность машину пропагандистского террора, запугать социум, заморочить население - этого было мало. Помимо акций, раскалывающих общество, российское руководство остро нуждалось и в таких, которые могли бы соотечественников воодушевить и объединить. И не на пару недель, как сочинская Олимпиада, а на годы вперед.

В этом смысле Крым с сопутствующим ему Донбассом, а также сама по себе идея сооружения "русского мира" на отдельно взятых российскими войсками украинских территориях стали пару лет спустя идеальными триггерами переустройства путинской РФ. Вокруг национального лидера, вернувшего россиянам их сокровенную Корсунь и подарившего надежду на возвращение братским народам ДНР и ЛНР, люди сплотились по-настоящему. Разумеется, нельзя утверждать, что единственной целью оккупации чужих земель было решение накопившихся внутренних проблем, но именно эта цель была достигнута. После того как упомянутый полуостров приплыл в родную гавань, граждане заметно приободрились, а протестное движение было раздавлено. Ибо в крепости, довольно скоро осажденной врагами с их возмутительными санкциями, сомневаться в принадлежности того, что приплыло, мог только явный русофоб, и почти любой оппозиционный политик испытывал дискомфорт, когда ему приходилось отвечать на главный вопрос современности: чей Крым?

Сегодня, через пять с небольшим лет после тех событий, ситуация выглядит весьма похожей. Внутренних проблем в стране накопилось с избытком, поскольку крымское вино давно уже выдохлось. "Московское дело", которое после двух массовых шествий в июле и августе начинает раскручиваться по канонам Болотного, вызывает в обществе примерно те же чувства, что и процессы минувших дней. Люди сидят, страха в избытке, условный и безусловный Соловьев чуть не ежеминутно, не зная сна и отдыха, мечет свой помет в несогласных, население в целом равнодушно, но и слегка раздражено. Тогда гражданам как-то не понравилась президентская рокировочка, сделанная питерскими друзьями, теперь им непонятно, почему оппозиционеров не пускают в какую-то там Мосгордуму и зачем росгвардейцы избивают в столице студентов и школоту. Хотя, конечно, это все московские сюжеты, и глубинная Россия не пойдет воевать за Илью Яшина и Любовь Соболь. Однако на фоне разнообразных нынешних катаклизмов, то есть пенсионной реформы, вечно растущих цен, экологических бедствий, отчасти понятных, отчасти засекреченных, когда рвутся снаряды или повышается уровень радиации на объектах Минобороны, происходящее в далекой столице тоже способно вызвать недовольство. Россияне в некотором недоумении, как и весной 2012 года.

Имеются и отличительные черты. Массовым арестам в рамках Болотного дела предшествовали разнообразные акции гражданского неповиновения, которые протестующим более или менее сходили с рук. Побоище, спровоцированное начальством на Большой Якиманке, случилось, когда граждане пытались пройти на разрешенный митинг. "Они мне испортили инаугурацию, я им испорчу жизнь", - говорил эти слова Путин или их время навеяло, но следователи и судьи сделали все, чтобы мы поверили: вождь поклялся отомстить смутьянам и слово свое сдержал. Теперь обстоятельства изменились: хватательные и карательные органы вменяют россиянам в вину именно участие в несогласованном шествии. Как бы не усложняя себе задачу и не дожидаясь того момента, когда их приказано будет вязать на подступах к проспекту Сахарова или другому разрешенному месту.

Впрочем, это не значит, что такой сценарий вовсе отсутствует в разработках соответствующих министерств и ведомств. Административные аресты, выписанные самым известным из кандидатов в депутаты МГД, разгром ФБК с какими-то дикими обвинениями в миллиардной "легализации денежных средств", запредельный уровень вранья на федеральных телеканалах, некие "силовики", угрожающие расправой семьям бунтовщиков, - все свидетельствует о том, что новое Болотное дело готовится всерьез и может превзойти по масштабам предыдущее. Оттого и о митингах дозволенных, куда в эти дни вроде бы не возбраняется прийти десяткам тысяч сторонников несистемной оппозиции, думать как-то зябко.

Горестный опыт и печальная хроника текущих событий склоняют к мыслям тревожным и недобрым предчувствиям. Вспоминается также, что семь с лишним лет назад Путин, желая переизбраться, был весьма разговорчив, доходило даже до того, что он декламировал стихи и готовился вместе со своей массовкой умереть под Москвой. Сегодня отмалчивается, как бы паря в небесах не то погрузившись в морские глубины, и это зловещий знак. А в том, что оккупанты из Росгвардии устраивают бойню в Москве по его приказу, сомнений нет ни малейших.

И еще такой вопрос возникает, внешнеполитического свойства: а что он теперь придумает, мечтая вновь объединить сильно разболтавшийся народ? Крым второй раз не завоюешь, трактористы Донбасса как-то приелись вместе с шахтерами и прочей хорошо вооруженной братвой, западные элиты осторожничают, мечтая пережить того, без которого нет России, а свежие разборки Трампа с товарищем Си сулят мировой экономический кризис, который и нашу страну не обойдет. Между тем 2024 год не за горами, и пора опять что-нибудь россиянам дарить с барского плеча, мобилизуя народ. Правда, рядом с «посткрымским большинством» сложно вообразить какое-нибудь другое, "белорусское" или там "киргизское". Все это не то, и положение, если смотреть на мир глазами несменяемого нашего президента, выглядит тупиковым, но он приучил нас к тому, что всегда выкарабкивается из всех ловушек, которые сооружает для себя и своей страны, и не исключено, что выпутается и теперь. Спустится с небес и не потонет. По крайней мере, он не остановится, пока живой, это совершенно ясно, и цена, которую человечеству еще надо будет заплатить за его политическое выживание, уже лет пять с гаком представляется непомерной.

Илья Мильштейн, 09.08.2019

Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей