.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/milshtein/m.279371.html

статья Преходящие овации

Илья Мильштейн, 27.06.2020
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Правозащитные аплодисменты возле здания суда, где только что покарали невиновных – зрелище необычайно яркое и поучительное. Яркое просто само по себе, ведь приятно наблюдать так много людей, преимущественно молодых, охваченных радостью. А урок, который следует заучить, радуясь вместе с ними, диктуется обстоятельствами времени и места. Хорошенько осознав происходящее, без труда догадываешься, как это все соединяется: неправый суд, беззаконный приговор, овации.

Кирилла Серебренникова, Софью Апфельбаум, Алексея Малобродского, Юрия Итина могли посадить, но не посадили, они отделались условными сроками и штрафами: вот почему публика рукоплещет приговору судьи Олеси Менделеевой. И еще потому некоторые люди рукоплещут, что им тоже, подобно условно осужденным, удалось избежать больших неприятностей. То есть избиений, задержаний, судов. Что случилось бы почти неизбежно, если бы Кирилла и его подельников из зала заседаний увезли в тюрьму, а граждане тут же устроили бы протестную акцию, мешая проходу граждан. Иными словами, публика била в ладоши, услышав приговор, с чувством облегчения и благодарности начальству, которое не стало карать невиновных по беспределу. Виновными они, конечно, признаны, но проявление излишней жестокости к ним сочтено нецелесообразным.

Целесообразней иное.

Этот затянувшийся и завершившийся наконец процесс еще можно назвать воспитательным спецмероприятием, в ходе которого более или менее лояльным к власти мастерам культуры и их поклонникам указано место в новейшей российской иерархии. Ну, не то чтобы у параши, иначе суровая Олеся, в течение пяти часов близко к тексту излагавшая обвинительные речи прокуроров, довела бы сказанное до логического финала. И все подсудимые довольно-таки надолго уехали бы в лагеря, начиная с бывшего худрука "Седьмой студии". А этого не произошло. Однако времена на дворе все равно суровые, война с поляками не докончена, царь того гляди обнулится, казна скудеет - и потому разные художнические вольности не должны поощряться.

В частности, вот эти интеллигентские метания, как у Серебренникова, от провластных настроений к диссидентским. А посадить как минимум под домашний арест за мошенничество в особо крупном размере в РФ можно любого режиссера, хоть самого знаменитого, если он берет бюджетные деньги, - и тут под ударом оказываются буквально все наши Калягины, Безруковы, Машковы. Со всеми их генпродюсерами и гендиректорами. Изнывающие от верности и любви к руководству. Готовые с полщелчка записываться в доверенные лица кому надо и воспевать его конституционные поправочки, дабы россияне не забыли Пушкина и никто не смел оскорблять память наших героев.

И это, разумеется, не значит, что кто-нибудь наверху вдруг засомневался в верности доверенных лиц. Нет, но руководству важно, чтобы они не только его славили, но и время от времени бухались в ноги, пытаясь спасти какого-нибудь своего товарища. Чтобы и без того униженные замечательные артисты, пугаясь за себя и за коллег, окончательно превращались в придворных шутов, а кто не желает, да еще посягает на казенное бабло - тому мотают душу в Следственном комитете и в судах. Склоняя скорее к эмиграции, чем к покорности. Ибо ясно же, что раболепство - талант особый, и ежели от Кирилла Серебренникова ждать сейчас, кроме блистательных постановок и дерзких речей, нечего, то и незачем ему оставаться в России.

Так что Маргарита Симоньян не врет, когда призывает граждан, столкнувшихся с очередным беззаконием, или молчать, или по-тихому решать проблему с силовиками и лично с В.В. Путиным. Она лжет по мелочи, утверждая, будто несогласные и протестующие прямо-таки мечтают о том, чтобы в стране было как можно больше сидельцев. А в главном не врет, но проговаривается, формулируя идеальный принцип взаимоотношений начальства с обществом. Согласно которому администрация не пущает, хватает и наказывает, а социум, поскуливая и моля, раз за разом вытаскивает из руководящей пасти очередного Ваню Голунова или Кирилла Серебренникова. Или не вытаскивает, немножко переживая и немножко грустя по этому поводу... Но если уж удалось, то аплодисменты на площади возле суда должны звучать непременно. Услаждая слух добродушных палачей и неординарных нынешних правозащитников - из пропагандистской обслуги.

Вчера эти аплодисменты как раз и прозвучали - в честь приговора, обозначившего компромисс и перемену участи невиновным. Пусть беззаконного вердикта, но милосердного. Впрочем, справедливости ради заметим, что люди рукоплескали и свободе как таковой, не особо задумываясь о цене, тем более о штрафах, которыми отяготили освобожденных. В конце концов никто ведь не ожидал, что их оправдают и перед ними извинятся. Оттого аплодировали одному из двух зол, которое явно представлялось и было меньшим. А если добра и правды в ассортименте нет и завозить не обещают, то вот так он и выглядит, день победы над силовиками в российском суде. Кирилл, Софья, Алексей, Юрий выходят к митингующим, улица ликует, невиновные и несогласные мирно расходятся по домам. Яркое, говорю, зрелище, поучительное, и еще прибавлю - диковинное.

Илья Мильштейн, 27.06.2020


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей