.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/petrov/m.99992.html

статья Субъективный федерализм

Николай Петров, 22.12.2005
Николай Петров. Фото с сайта www.radiomayak.ru
Николай Петров. Фото с сайта www.radiomayak.ru
Реклама

Вслед за широко отмечавшимся Днем работника госбезопасности наступил день суда над российским федерализмом. Точнее говоря, 21 декабря было объявлено решение по апелляции на уже частично приведенный в исполнение приговор.

Будем реалистами: никто не ждал, что КС взбунтуется и признает неконституционным порядок, в соответствии с которым уже было назначено сорок с лишним губернаторов, делегитимизировав таким образом власть в половине регионов страны. Можно было, однако, ожидать, что суд, признав правомочность уже сделанных назначений, порекомендует на будущее хотя бы усовершенствовать систему, сделать ее более сбалансированной.

Вместо этого мы получили пример не очень искусной юридической казуистики и выхолащивания существа вопроса. Между тем речь идет о судьбе российского федерализма, о разделении властей, о природе прав граждан - даны ли они Конституцией или дарованы властями. Короче, об основах конституционного строя страны.

"Наделение полномочиями", о котором вслед за президентом и думцами говорит КС, - эвфемизм. "Назначения с согласия" - вот формула, которую использует сам КС, описывая порядок наделения полномочиями главы правительства РФ, к которому апеллировал, предлагая в прошлом году новый порядок Владимир Путин и к которому апеллирует и сам КС. Судьи, однако, идут дальше, формулируя роль президента в этом новом порядке как "определенные функции по участию в наделении гражданина РФ полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ". Упирая на то, что, дескать, и региональный парламент принимает в этом активное участие, стало быть, с самостоятельностью субъектов все в порядке, КС забывает и о такой малости, как возможность снятия регионального главы при "утрате доверия президента РФ" и без всякого участия региональных депутатов, и о возможности разгона самих законодателей в случае их несогласия с кандидатурой, предложенной президентом.

Кстати, жалобы по поводу незаконности таких процедур, как роспуск президентом регионального парламента и снятие губернатора, КС рассматривать не стал, аргументировав это тем, что, дескать, права обратившихся в суд граждан таким образом непосредственно не ущемляются. Можно ожидать, что вслед за обратившимися сейчас в КС гражданами жалобы вскоре могут поступить и от депутатов ЗС, и от отставленных губернаторов. Поэтому о полном завершении разбирательства говорить еще рано.

Право прямо избирать главу региона Конституция гражданину не предоставляет; не предоставляет она и соответствующего полномочия по назначению главы президенту. Но если в первом случае КС философски замечает, что, дескать, законодатель дал, законодатель взял, то во втором он подводит базу: раз народ "единственный источник власти в РФ", а президент в силу его избрания - "непосредственный представитель всего народа", то, мол, и любое новое полномочие от имени народа он получить вправе. Хорошо бы, однако, спросить об этом у самого народа, чего, собственно, и добивался СПС, активисты которого инициировали проведение референдумов в ряде регионов и, получив отказ, обратились в КС наряду с гражданином Гришкевичем.

В основе государственного строя Российской Федерации лежит принцип разделения властей. Реального разделения властей по горизонтали - на исполнительную, представительную и судебную - у нас нет давно, с завершения памятного противостояния президента и Верховного Совета в 1993 году, противостояния, в котором КС, кстати, сыграл очень значительную роль. Неким эрзацем системы сдержек и противовесов служило разделение властей по вертикали. С конца прошлого года его нет, нет даже формально, и КС подтвердил законность всего этого. Заявление КС о том, что глава региона "находится в отношениях субординации непосредственно с президентом РФ", то есть является прямым подчиненным главы государства, - это признание того, что федерализма в стране нет и что вместо субъектов федерации у нас есть административные части унитарного государства. КС закрывает глаза на то, что в части осуществления собственных полномочий региона над его главой нет и не может быть никаких начальников. Таким образом, снятие главой федерации главы региона - это прямое нарушение Конституции, это государственный переворот.

И последнее. Кроме соображений юридических, есть и соображения практические, что мы, собственно, и видим в эквилибристике КС. Легитимизируя проведенное через Думу решение Кремля о переходе к назначению губернаторов, вместо того чтобы поправить его, КС оказывает власти медвежью услугу. Дело в том, что новая управленческая схема - примитивная, жесткая и унитарная, очень напоминающая раннеельцинскую, образца 1991-1992 годов или даже советскую (тогда тоже первого секретаря обкома "избирали" на местах по представлению ЦК) - заведомо неэффективна. Она чревата кризисами и потерей управляемости. Отказ от федерализма в такой стране, как наша, - это не просто преступление, это ошибка.

Справедливо говорят об отсутствии у исполнительной и представительной власти необходимого пиетета по отношению к Конституционному суду. К сожалению, однако, сам КС с этим смирился и не делает ничего, чтобы воспитать к себе должное уважение.

Николай Петров, 22.12.2005


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей