.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/piontkovsky/m.186828.html

статья Блистательные

Андрей Пионтковский, 09.03.2011
Андрей Пионтковский. Фото Граней.Ру
Андрей Пионтковский. Фото Граней.Ру
Реклама
.

В последние 20 лет мир в верхах держится на том, что не принято обсуждать, кто и как использует служебное положение. В элите чистых нет.
Г. Павловский, инсайдер

Редко выступает на "Гранях" придворный летописец Бориса Алексеевича Толя и ведущий идеолог партии бабла Андрей Колесников*, но всегда заразительно метко.

Вот и на этот раз он в самых почтительных выражениях воспел деятельность "блистательных интеллектуалов и лучших в стране экспертов-экономистов", объединивших свои усилия по дальнейшему совершенствованию Концепции-2020. В скромном качестве маргинальной демшизы с дипломами мехмата МГУ и Лондонской школы экономики позволю себе высказать серьезные сомнения как в блистательном интеллектуализме, так и в научной честности означенных специалистов.

I. Последние два десятилетия именно эти люди персонально или их коллеги, друзья, cупруги, ученики, принадлежащие той же школе, ложе, бригаде, страте, тому же клану, невидимому колледжу, монопольно занимали и продолжают занимать посты руководителей экономического блока всех российских правительств.

"По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград или с репейника смоквы?". (Матф. 7:16).

Наглядные плоды двадцатилетних усилий созвездия интеллектуалов в законе – смоквы живущей по понятиям криминальной экономики, неспособной соскочить с нефтяной иглы. Это не моя демшизоидная оценка. Эта официальная точка зрения президента РФ Медведева ("Россия, вперед!"), председателя Конституционного суда РФ Зорькина ("Конституция против криминала"), заместителя премьер-министра РФ и министра финансов Кудрина (выступление в Красноярске).

Может быть, это чьи-то стальные яйца мешали нашим блистательным танцорам, не дали им, например, реализовать великую программу Грефа, о которой они все время талдычат? Но почему же тогда никто из них не бросил, как перчатку, прямо в грозные стальные яйца прошение об отставке, а все терпеливо ждали заслуженных золотых парашютов и назначений в доходные местечки типа Сбербанка? И осталось ли у них после этого какое-либо моральное право на дальнейшие рекомендации?

II. В своей очередной, кажется, 21-й рабочей группе, как и во всех предыдущих, взрослые и очень важные люди увлеченно играют друг с другом в бирюльки. Они притворяются, что обсуждают вопросы дальнейшего совершенствования функционирующей в России рыночной экономики (бюджетную реформу, налоговую, пенсионную, административную и т.д.). Ведь их гуру и моральный камертон профессор Дедушкин Евгений Волкович поведал городу и миру: "Мы построили рыночную экономику, правда, у нас не хватило времени и сил на демократию".

Рыночная экономика без демократии действительно может существовать. Есть очень убедительные примеры – коммунистический Китай и гитлеровская Германия, например. Но у председателя Ху нет общака Тим Чен Хо в кантоне Цуг, а у рейхсканцлера Гитлера тем более не было общака Абрамовича в Лондоне.

Путинская Россия - это несколько другой случай: воровская малина без демократии.

Как наши лучшие эксперты могут в ясном уме и здравом сознании рассуждать о совершенствовании рыночной экономики, когда отсутствует ее фундаментальный институт – частная собственность?

Ведь все они прекрасно знают, и не только как академические исследователи, но и как практикующие собственники, что любая частная собственность в России – от нефтяной компании до продуктового ларька – условна, зависит от лояльности феодальным сюзеренам вдоль всей вертикали власти, даруется и изымается в жестком соответствии с приобретением или потерей условным владельцем административного ресурса.

Такая система может при заоблачных ценах на нефть достаточно долго стагнировать, но никакое содержательное развитие, никакая инициатива бизнеса и никакие инновации в ней невозможны в принципе.

Поэтому все рецепты по модернизации российской экономики, дозволенные 21-й группе высоколобых интеллектуалов, - это лечение компрессами и таблетками больного, пораженного одновременно раком, сифилисом, СПИДом и церебральным параличом (то есть, условно говоря, Путиным, Сечиным, Чемезовым и Медведевым).

III. При всей бессмысленности и бесполезности предлагаемых лучшими экспертами страны целительных компрессов их набор, как всегда, будет носить четко выраженный идеологизированный характер.

С неизменным снобизмом и самомнением посвященных авгуров двадцатый год подряд одни и те же лица вещают о "непопулярных реформах", высокий замысел которых органически неспособно понять и оценить отсталое, пораженное патерналистской ментальностью быдло.

Великие экономисты озабочены тем, как эффективнее разделить за счет бюджетников сокращающуюся сырьевую ренту. А почему бы им не задуматься, как умножить национальный продукт?

Может быть, им кажется, что отказ от большей части расходов на медицину, образование, пенсионное обеспечение позволит резко снизить налоги. Раскрепощенный бизнес ответит на просвещенные и либеральные макроэкономические сигналы бурным расцветом и созданием новых рабочих мест. Лишенные социальных субсидий бедные ударным трудом на этих новых рабочих местах заработают больше, чем они потеряют в результате непопулярных мер. Надо просто немножечко перетерпеть, и светлое будущее совсем не за горами. Так, во всяком случае, написано в популярных учебниках по экономике.

И так действительно иногда происходит в развитых и даже в некоторых развивающихся экономиках, про которые и написаны эти учебники. Наш же мятущийся между Куршевелем и Лефортовом и раздавленный рэкетом им же коррумпированной бюрократии бизнес не среагирует на классические макроэкономические сигналы.

Экономика России не развивается не потому, что еще не все паразиты-пенсионеры передохли, а потому, что не может быть никаких творческих импульсов в мертвой среде, созданной реформаторами, где вся вертикаль от Цапка всея Руси до участкового полицая набухла воровскими общаками, закупорившими все социальные лифты.

Российская власть в который раз за последние столетия попытается совершить "мобилизационный рывок" за счет сверхлишений своего народа, хлыстом загоняя его в так и недостижимое светлое будущее.

"Непопулярные меры" двадцатый(!) год реформ подряд обещает и навязывает народу политический класс России, реализовавший за эти же двадцать лет очень популярные в своем узком кругу меры по личному обогащению.

Занятный диалог намечается на третьем десятилетии великих реформ у реформаторов с реформируемым ими народом с легкой руки того же профессора Дедушкина, отлившего в жидком граните формулу à la Marie Antoinette:

"У вас ничего не украли. У вас ничего не было".

- Позвольте, профессор, а откуда же тогда у вас всех все взялось?

- А мы реализовали свой интеллектуальный капитал. 20 лет назад у всех были равные стартовые возможности, но мы оказались более способными и резко вырвались вперед. Генетика-с, батенька.

Это, мягко говоря, неправда. Не было двадцать лет назад одинаковых стартовых условий. По справедливому замечанию Бориса Алексеевича Толя, собственностью завладели тогда бандиты, министры, секретари обкомов. И с этим действительно трудно было что-либо поделать без большой крови. Хуже другое. Эта исходная несправедливость в начальных условиях процесса транслировалась и умножалась затем блистательными реформаторами вдоль всей двадцатилетней траектории все более криминальной экономики: залоговые аукционы, ГКО для своих, распил нефтянки, батурины с их горшочками. А там уже и путинские голодные дворяне-дворняжки подоспели – тимченки, ковальчуки, ротенберги, православные чекисты и прочая нечисть.

Собственность в посткоммунистической России всегда была и остается производной от административного ресурса. Четверть века, еще от красных директоров, идет непрерывный процесс хищной административной приватизации и реприватизации. К нему, собственно, и сводилась вся экономическая жизнь страны. Самое страшное в этой истории даже не ее чудовищная социальная несправедливость. (Бог с ней, со справедливостью. В конце концов, справедливость - это внеэкономическая категория.) А то, что сложившаяся в результате в России модель хозяйствования абсолютно неэффективна и ведет к омертвению всех социальных тканей и необратимой деградации страны.

И напрасно блистательный Колесников иронизирует, что не будет же еще более блистательный Гуриев, "которому есть чем заняться по специальности", призывать "Банду Путина под суд!".

Если великий экономист Гуриев, взявший на себя ответственность за воспитание молодых российских экономистов, ориентируется в своей специальности, то он должен знать, что нет сегодня более острой и неотложной экономической проблемы страны, чем избавление ее от захватившей в ней государственную власть воровской мафии. Без решения этой проблемы никакие, даже самые гениальные экономические прозрения Гуриева не будут востребованы в нашем благословенном Отечестве.

На днях Алексей Навальный сказал очень серьезную фразу: "Если бы у нас сегодня было 1000 Навальных, мы бы уже жили в другой стране".

Я знаю еще более эффективный путь спасения Отечества. Революции сверху всегда предпочтительней и проще, чем революции снизу. Если бы 10-20 условных Гуриевых во властной "элите" (могу назвать их поименно) сказали "Банду Путина под суд!" или "Банду Путина на воровской пароход!" и перестали ее (банду) обслуживать, то на следующее утро мы проснулись бы уже в другой стране.

Но Гуриевы, к сожалению, никогда этого не сделают. Они будут продолжать увлеченно работать над дальнейшим совершенствованием непопулярных реформ.

Поэтому нам остается ждать, пока соберутся вместе 1000 Навальных. Это займет какое-то время. Но, судя по настроениям в стране, не такое уж долгое. И мы обязательно будем жить в другой России. Иначе она просто не будет жить вовсе.

* Не тот, который Путина в «Калине» видел, а тот, который его скорее в гробу видал.

Андрей Пионтковский, 09.03.2011


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей