.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/podrabinek/m.214923.html

статья Условный суд

Александр Подрабинек, 23.05.2013
Александр Подрабинек. Courtesy photo
Александр Подрабинек. Courtesy photo
Реклама

Состоявшийся 22-23 мая в Березниках суд по условно-досрочному освобождению Марии Алехиной трудно назвать полноценным. Отсутствие в зале суда заявителя обесценивает судебный процесс. Мы уже привыкли к тому, что суд ангажирован и выносит свои решения по звонку начальства. Эта неполноценность никого не удивляет. Другое дело – слушание без заявителя и адвокатов.

Морока, вызванная отсутствием Алехиной в зале суда, началась с первого дня. Видеосвязь скверного качества. Маша хорошо видит на мониторе только судью, кое-как – защитника и прокурора, не видит представителя администрации и зал суда. Первое ее ходатайство – о возможности присутствовать на процессе. Маша объясняет, что она лишена возможности консультироваться с защитником; что телефон, по которому она говорит с адвокатом, прослушивается сотрудниками колонии; что она не может знакомиться с новыми материалами дела, в частности, со своим личным делом, которое сейчас лежит в суде. Судья Михаил Шагалов ходатайство отклоняет.

Вообще личное дело всегда должно находиться в том месте, где содержится осужденный. Если, например, в день суда в колонию приедет прокурорская проверка, то она может обнаружить там заключенного без приговора и каких-либо документов. Такого зэка они должны были бы немедленно освободить! Но это, конечно, не наш случай.

Отказ судьи удовлетворить ходатайство был вполне ожидаем. У Алехиной на этот случай был четкий план действий. Мы обсуждали его накануне на свидании с ней в колонии. Маша заявляет отвод судье, который не желает обеспечить ей полноценное право на защиту. Каждое ее заявление или ходатайство сотрудник колонии пересылает по факсу в суд. Томительно тянется время. Судья уходит не перерыв. Через полчаса оглашает решение, в котором никто не сомневался: отвод отклонить.

Алехина заявляет отвод прокурору, который настроен по отношению к ней предвзято. Адвокат Ирина Хрунова ходатайство поддерживает и уточняет: прокурор Ташкенов систематически занимает в отношении Алехиной позицию, которая не согласуется с законом. Он поддерживал все наложенные на нее взыскания, которые позже суд признал незаконными. Судья отклоняет отвод прокурору.

Адвокат Хрунова ходатайствует о приобщении к делу целой кипы документов – характеристик Маши с разных мест учебы, работы и благотворительной деятельности; гарантийные письма от "Новой газеты" и других организаций о предоставлении работы в случае освобождения; письма-поручительства от известных людей, таких как режиссер Александр Митта, актер Михаил Ефремов, телеведущий Леонид Парфенов, журналист Светлана Сорокина, художник Андрей Бильжо. Суд документы приобщает.

Алехина с новыми материалами дела ознакомиться не может. Передача их по факсу заняла бы несколько часов. Перерывов в заседании и так больше, чем работы. К моменту заявления последнего ходатайства процесс длится уже 5 часов 45 минут, из них само заседание заняло 35 минут, все остальное время – перерывы для вынесение решений, получение и передача факсов, переговоры по видеосвязи между Алехиной и Хруновой, обед и ожидание вечно опаздывающего судьи Шагалова. Судебный процесс тягостный и абсурдный.

Маша заявляет об отказе участвовать в процессе по видеосвязи и объявляет голодовку. Она запрещает своим защитникам и представителю принимать участие в процессе. Вы можете вынести свое решение "тройкой" - судьей, прокурором и представителем колонии, обращается Маша к суду. Сама она в таком процессе участвовать не будет. Маша держится уверенно, даже несколько пренебрежительно по отношению к суду. Видно, что она хорошо понимает, что делает, и ей это нравится. Что может быть лучше сознания собственной правоты на своем судебном процессе?

Судья плохо понимает, что происходит. Он пытается продолжать процесс, игнорируя Машино заявление. Хрунова предлагает ему принять решение по заявлению Алехиной. Судья растерян, он не хочет ничего решать, он не сталкивался с такими ситуациями. Наконец он решается: заявитель вправе не участвовать в заседании. Видеосвязь с колонией отключается.

Я не могу принимать участие в процессе, если мой доверитель возражает против этого, объясняет судье Ирина Хрунова. Судья подавлен происходящим и соглашается с ней. Хрунова встает из-за своего стола и пересаживается в зал к публике.

Судья по инерции еще спрашивает о чем-то прокурора и представителя колонии, но уже понимает, что судебный процесс разваливается. Не зная, что предпринять, он объявляет перерыв до следующего дня.

После суда мы – Оксана Дарова, Ирина Хрунова и я – едем к Маше в колонию. Она в приподнятом настроении – ей нравится ее линия поведения. Мне тоже. Адвокаты не столь воодушевлены таким развитием событий (это выходит за обычные процессуальные рамки), но тоже поддерживают Машино решение.

На следующий день процесс начался с обсуждения возможности продолжать слушания в отсутствие заявителя и защитников. Прокурор и колония не против. Кто бы сомневался? Судье принять решение труднее – чего будет стоить судебный вердикт, вынесенный без истца и защиты? Поэтому судья всячески оттягивает момент принятия принципиального решения и постановляет привлечь к судебному процессу адвоката Оксану Дарову. Она хотя и не участвует в процессе, но подавала от имени Алехиной заявление об УДО и имеет с ней адвокатский договор. Проблема, однако, в том, что заставить адвоката работать против воли его клиента не так-то просто. Сначала этого адвоката надо найти, потом привезти в суд, а затем заставить о чем-то говорить. В прежние времена загоняли бы иголки под ногти или угрожали исключением из коллегии адвокатов, но сегодня как бы демократия и вроде бы законность.

Судье Шагалову показалось, что он нашел хороший выход: он назначил защитником Алехиной дежурного адвоката, то есть защитника за государственный счет, которого Алехина не приглашала. Назначенный защитник – адвокат Евгений Бардин - сразу же выразил суду недоумение: у Алехиной есть адвокаты по соглашению, так к чему еще нужен адвокат по назначению? Судья Шагалов кисло посмотрел на него и сказал, что так надо. Адвокат Дарова, сидевшая в первом ряду зала среди публики, поднялась и объяснила суду, что рассматриваемое дело закон не относит к числу тех, присутствие на которых защитника обязательно. Без согласия Алехиной ни одного адвоката по закону назначить не могут. Адвокат Бардин в полном недоумении говорил судье, что, по его сведениям, Алехина отказывается от услуг всех адвокатов. Судья смотрел на него со смесью жалости и недовольства. Бардин говорил, что ему надо встретиться с Алехиной: "А вдруг у нее будет отвод ко мне?". Судья Шагалов только недовольно морщился и качал головой.

Прокурор Лев Ташкенов, предчувствуя, что творящееся беззаконие в будущем станет основанием для отмены судебного решения в апелляционной инстанции, высказался против назначения защитником адвоката Бардина, предложив допустить к делу Оксану Дарову. Он ссылался на конкретные нормы закона, но, несмотря на сопротивление прокурора, судья остался на своем.

Дальше все пошло как по маслу. Судья легким взглядом прошелся по всем документам и глухим шепотом пробормотал их содержание. Несчастный Бардин, сдавшись на милость березниковского правосудия, произнес стандартного образца речь с просьбой удовлетворить ходатайство об УДО. Представитель колонии прочитала хорошую характеристику Алехиной с выводом – условно-досрочное освобождение нецелесообразно. Прокурор зачитал дежурное заключение о том, что Алехина УДО недостойна. Судья Шагалов был счастлив, что ему удалось довести процесс до финала. Через полтора часа он вынес свой вердикт, в котором никто не сомневался: ходатайство об условно-досрочном освобождении Алехиной оставить без удовлетворения.

Александр Подрабинек, 23.05.2013


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей