.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/shusharin/m.183348.html

статья Расправообладатели

Дмитрий Шушарин, 08.11.2010
Дмитрий Шушарин. Фото Граней.Ру
Дмитрий Шушарин. Фото Граней.Ру
Реклама
.

Поводов для расправы с Олегом Кашиным было много. И говорят о них тоже много. А о причинах - явно недостаточно. Так вот и попытаемся разобраться в причинах, а не в поводах.

В Москве появляется безусловно талантливый, ни на кого не похожий журналист, приехавший из Калининграда. Из моряков в журналисты - многих славных путь. Отсутствие образования и мозаичность сознания весьма содействуют ему в освоении таких жанров, как репортаж и очерк, где важнее всего свежесть восприятия и детская радость открытия, которую так трудно изображать людям просвещенным и опытным. Кашин же совершенно органичен в этих жанрах. Особая тема - интервью с бывшей советской номенклатурой. Тут тоже свежесть восприятия и незнание недавней истории весьма способствуют.

Неизбежны и соблазны. Олег Кашин поработал на агитпроп, некоторые тексты ему сейчас припоминают, но я этого делать не буду. Он из малых сих, а не из тех, кто их соблазняет. Он не оппозиционер и не охранитель, он просто успешный журналист. И это заслуженный успех.

Но это успех несанкционированный. И в этом главная вина Кашина с точки зрения той общественной системы, что складывается в нынешней России. Его карьера отрицает основы ее функционирования. Это и есть причина нападения на него. Как написала Наталья Осс, не надо никакого пафоса, никакого "агнца на заклание". Надо сосредоточиться "в той точке, что Олег - просто журналист". "Это вопрос индустриальный. Самого существования индустрии".

"Индустрия" в данном случае - это просто журналистика. Без всяких определений вроде "оппозиционная", "охранительная", "официальная", "продажная". Само ее существование входит в противоречие с развитием общественно-политического устройства России. Именно устройства, строя жизни, а не только политического режима. Карьера, подобная кашинской, - это вызов, на который есть только один ответ: расправа над тем, кто ее делает. Как уже говорилось, в прежние времена надо было уничтожить целую социальную группу, теперь достаточно ударить по наиболее яркому ее представителю и растиражировать эту новость. Точечная нивелировка самонастраивающейся системы, в которой безупречно работает механизм самоцензуры.

Даже гуманно: в Москве одного побьют, а юные моряки, пописывающие рассказы и стихи (а таких в России всегда было предостаточно, некоторые даже оперы писали) задумаются. Зачем ехать в Москву за пиздюлями? И зачем огребать их у себя дома - в Калининграде или Владивостоке? И тетрадки свои заветные пожгут, то есть файлы потрут и в Сети свои опусы вывешивать не будут. Высокие технологии, говорите, создадут новое гражданское общество? Может, и создадут, если граждане бояться не будут. А если эти технологии будут сеять страх, то...

То социальные лифты остановятся сами собой. Так уж получилось, что карьера журналиста наиболее заметна. Значит, нужно показать, что она бесперспективна. Проекцию на остальные сферы деятельности общество сделает само. Да и у коллег Кашина куражу поубавится. Большего и не надо. Это прежде был договор: мы вас бьем, вы нас хвалите. Теперь по-другому: мы вас бьем, вы хнычете. Пользы от хныканья больше. Создается впечатление, что власть действительно всесильна. И что сделать что-либо путное в любом деле вообще нельзя. Кашин думал по-другому, захотел стать просто журналистом, просто профессионалом. И вот к чему это привело.

Журналистикой эта система управления не ограничивается. Бизнесмены давно ее на себе почувствовали. Если включен механизм саморегуляции и самоцензуры (в широком смысле этого слова), то в обществе уже не может быть зон, находящихся вне контроля власти, даже если речь идет об оппозиции.

И тут мы снова видим разницу между тоталитаризмом и неототалитаризмом. В нынешней России санкцию на успех выдает не только власть - она контролирует то, как это происходит, порой вмешивается, но лояльность режиму не сводится к лояльности власти - это еще и лояльность санкционированной властью корпоративности. Если бы Кашин держал себя себя даже не как оппозиционный журналист, а как участник оппозиционной тусовки, он входил бы, конечно, в группу риска, но был бы лучше защищен, чем профессионально успешный человек. А вот эти-то индивидуалисты - они и есть наиболее вредные и опасные люди с точки зрения системы, частью которой теперь является и статусная оппозиция.

Нападение на Олега Кашина сравнивают с убийством Анны Политковской. Между тем это разные события, происшедшие с разными людьми в разных обстоятельствах. Убийство Политковской стоит в одном ряду с убийствами Старовойтовой, Юшенкова, Щекочихина, Литвиненко, которые погибли на раннем этапе становления неототалитаризма. Это все люди столь политически влиятельные, что под подозрением находится высшая власть.

А нападение на Олега Кашина - это уже более тонкая настройка осмелевшего и укрепившегося неототалитарного строя. И под подозрением теперь, как и в случаях с Михаилом Бекетовым, Натальей Эстемировой, Станиславом Маркеловым, самые разные и отнюдь не высшие силы. При тоталитаризме убийство и физическое насилие - прерогатива высшей власти (не государства, как порой неточно пишут у нас, а именно высшей власти, захватившей и разрушившей цивилизованное государство). При неототалитаризме - один из способов общественной саморегуляции, которая сама по себе не есть добро или зло. Егор Бычков, взятый под защиту Виктором Ивановым и Дмитрием Медведевым, - это тоже пример гражданской активности. И ку-клукс-клан тоже, и черная сотня, и "черные пантеры", и все приверженцы action directe - как левые, так и правые, в разных странах, в разные времена.

"Гражданская активность" - это такой же нейтральный термин, как "духовность". Значение имеет ее происхождение, содержание и направленность. И только тогда становится ясно: от Бога или от дьявола. Расправа над Кашиным - тоже пример гражданской активности.

И последнее. Агитпроп по старинке пытается унизить потерпевшего. В случае с Политковской это были утверждения о том, что она не была влиятельным журналистом. В случае с Кашиным поминают его противоречивые публикации и высказывания, восклицая: да не был он идейным борцом!

Спорить с этим не надо. Пропагандоны все делают правильно в рамках поставленных перед ними задач. Они еще и еще раз подтверждают смысл сообщения, посланного бандитами на Пятницкой: чтобы получить битой по голове, не надо быть идейным борцом. Это может случиться с каждым, кто имеет хоть какие-то индивидуальные отличия от массы, независимо от его моральных достоинств и политической позиции. И не по злой кремлевской воле, а потому что жизнь теперь так устроена.

Дмитрий Шушарин, 08.11.2010


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей