.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/skobov/m.195121.html

статья Красен наш союз

Александр Скобов, 25.01.2012
Александр Скобов. Фото Д.Борко
Александр Скобов. Фото Д.Борко
Реклама

На днях на одном из "круглых столов" (их количество в связи с последними события-ми резко возросло) один из журналистов задал участникам вопрос: если во втором туре против Путина выйдет Зюганов, готовы ли вы проголосовать за него? Большинство присутствовавших, как бы оправдываясь друг перед другом, стали рассказывать, с какими внутренними мучениями и при каких оговорках они готовы будут это сделать. Я тогда сказал: хватит рассказывать друг другу про наши внутренние мучения, про которые и так мы все знаем. Пришло время просто отвечать "да" или "нет". Я отвечаю "да".

Все понимают, что Геннадий Андреевич остается наиболее вероятным кандидатом на выход во второй тур. И тогда, как пишет Евгений Ихлов, образованные и зажиточные граждане миллионников окажутся перед мучительным выбором: либо возвращение динамики погрязшему в социальном некрозе обществу - правда, ценой весьма вероятных потрясений, которые несет обещающий пересмотреть итоги приватизации Зюганов, - либо устоявшееся зло "четвертьфашистского" путинизма, при котором все-таки самые главные злодейства уже случились и "есть надежда на диалог".

Действительно, во фрондирующей части элиты и ориентирующейся на нее части среднего класса весьма распространено мнение, что худшее в путинизме уже позади, режим ослаблен массовыми протестами и вынужден будет покупать у общества "умиротворение", постепенно ослабляя вожжи. Между тем путинский "недоавторитаризм" либерален ровно настолько, насколько вообще может быть либерален авторитарно-олигархический режим при условии выполнения своей главной функции - обеспечении принципиальной несменяемости власти.

Не хочу пугать читателя ужасами военных диктатур пиночетовского типа с их "стадионами", пытками электротоком и массовым "исчезновением" политических оппонентов. Но и любая из существующих сегодня "управляемых демократий" жестче и репрессивнее путинизма. Представьте себе хотя бы, что за то, за что сейчас дают в среднем по пять суток, стали давать в среднем по пять лет. Или кто-то думает, что у режима нет физической возможности ликвидировать "Эхо Москвы", "Новую газету" и перекрыть доступ к большинству оппозиционных интернет-ресурсов для большей части пользователей? А ведь при нашей управляемости судов и широкой свободе властей в истолковании законодательных норм для этого даже не понадобится менять правовую базу или в массовом порядке подбрасывать наркотики.

Путинская клика обходилась без всего этого только потому, что общество отдалось ей без особого сопротивления. Большинство граждан в обмен на вполне ощутимый рост материального благополучия вполне добровольно готово было мириться с "издержками" путинщины: с воровством, жульничеством, ложью, потерей возможности влиять на власть, унизительной зависимостью от "начальства". Если же готовые прощать власти все эти ее "маленькие шалости" перестают быть большинством, любое "ослабление вожжей" грозит режиму потерей контроля над политическим процессом. То есть потерей способности обеспечивать несменяемость власти.

Это не к тому, что при нашем "бархатном Пиночете" вполне можно жить, а к тому, что у Путина нет свободы маневра в сторону либерализации режима. Он может эволюционировать только в сторону дальнейшей "ползучей фашизации". Никакого диалога с "обновленным Путиным" не будет. Из этого должны исходить те, кто мучительно размышляет над "выбором между неопостсталинистом Зюгановым и постнеофашистом Путиным".

Многие сравнивают происходящие в стране процессы с буржуазной революцией. Когда-то буржуазия, выросшая и окрепшая под крылышком абсолютистской бюрократии, решила, что дальше она может обходиться без обременительной опеки с ее стороны. Сегодня против Путина восстал тот самый "новый средний класс", который весь предшествующий период и обеспечивал стабильность его режима либо своей прямой поддержкой, либо хотя бы "непротивлением". Как и молодая европейская буржуазия, этот класс политически неопытен и излишне самонадеян. Ему кажется, что раз его собратья играют решающую роль в развитых странах, он вполне в состоянии играть такую же роль в России. Самостоятельно. И никакие союзники из социальных лузеров ему не нужны.

Это чувство превосходства начинающего осознавать себя среднего класса над "отсталым, тупым, патерналистским совковым быдлом" умело культивируют идеологи фрондирующей части олигархии. Их интерес элементарен. Высокомерно отмахнувшись от социальных низов, средний класс окажется в полной зависимости от крупного капитала, будет у него на подтанцовке. Но как бояре сами не могли победить опричников, так российская буржуазия начала XX века не могла сама победить царскую бюрократию. Об этом неплохо помнить тем, кто все еще надеется на диалог с "обновленным Путиным".

Вся деморализующая оппозицию концепция "неизбежности Путина" построена на посылке, что западнически настроенная часть среднего класса никогда не проголосует за Зюганова. На это и рассчитывает Кремль. Расчет этот не в последнюю очередь основывается на уверенности, что и сам Зюганов никогда не предпримет шагов навстречу несистемной оппозиции, в особенности ее либеральной части. Между тем такие шаги Геннадий Андреевич уже сделал. КПРФ направила своих представителей во все оргкомитеты намеченных на 4 февраля шествий в Москве и Петербурге. Она намерена активно участвовать в этих шествиях. Ее лидеры заговорили о том, что вопрос о премьер-министре президента Зюганова будет обсуждаться с другими оппозиционными силами. Сам Зюганов подписал с делегацией Левого фронта документ, в котором обязался в случае победы освободить политзаключенных, провести досрочные перевыборы Думы по новым правилам при участии всех политических сил, обеспечить независимость суда.

Не согласился Зюганов только с одним предложением Левого фронта - взять на себя обязательство самому через год уйти в отставку. Его аргумент: в период, когда будут серьезно реформироваться и законодательная, и судебная власть, хоть один государственный институт должен оставаться стабилен. Между тем первым выдвинувший концепцию технического президента переходного периода Андрей Пионтковский считает обязательство уйти в отставку после досрочных перевыборов Думы ключевым моментом всей концепции.

По мнению Пионтковского, если бы такое обязательство взяли на себя все зарегистрированные соперники Путина, это сделало бы несущественной разницу в их идеологической ориентации. А вот нежелание Зюганова обозначить пределы переходного периода, после которого он будет готов досрочно уйти в отставку, гарантированно лишает его нескольких миллионов потенциальных голосов сторонников либералов во втором туре, а значит, обрекает на поражение. Либерально настроенная часть среднего класса готова будет согласиться на годичное техническое президентство Зюганова, но категорически не захочет видеть его президентом шесть лет.

Однако, по словам Сергея Удальцова, консультации Левого фронта с Зюгановым о сроках переходного периода будут продолжены. И ничто не мешает кандидату КПРФ обозначить эти сроки позже - даже после первого тура. Уже сделанные им шаги навстречу достаточны как минимум для того, чтобы лидеры либерального общественного мнения громко заявили о возможности прямой поддержки Зюганова в случае его выхода во второй тур.

Разумеется, это не значит, что либерально настроенные граждане автоматически послушаются советов авторитетных в их среде фигур. Это во многом будет зависеть от поведения КПРФ, от того, как она будет расставлять акценты в ходе избирательной кампании. Никто не ждет, что Зюганов вдруг начнет одобрять "политику Ельцина-Гайдара". Но стилистика критики "лихих 90-х" будет иметь большое значение. И именно поэтому либеральной оппозиции очень важно показать КПРФ, что посылаемые ею сигналы слышат, что делать шаги навстречу выгодно.

Западная культура рационального голосования развита в России пока очень слабо. В принципе "образованный средний класс" более восприимчив к этой культуре, чем более консервативный традиционный электорат Зюганова. Но и в этой среде еще сильны предрассудки и стереотипы. Сильны опасения, что "бархатный Сталин" не ликвидирует, а лишь перешерстит опричную машину государственного рэкета и рейдерства, на которую опирается наш "бархатный Пиночет". Между тем эта опричная машина (являющаяся сердцевиной всей путинской системы жульничества и беззакония) построена на принципах личной верности. И смена "коллективного хозяина" неизбежно эту машину парализует - хотя бы на тот самый "переходный период".

Было бы хорошо, если бы лидеры либеральной оппозиции уже сейчас начали моральную подготовку своих сторонников к самой возможности поддержки Зюганова во втором туре. И помнили: в случае выхода Зюганова во второй тур каждый не отданный за него голос - это голос за Путина.

Александр Скобов, 25.01.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей