.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/skobov/m.196727.html

статья Собрание подчинений

Александр Скобов, 28.03.2012
Александр Скобов
Александр Скобов
Реклама

24 марта в Петербурге прошли шествие и митинг протеста против фальсификации итогов голосования 4 марта. Организаторы - "Другая Россия", "Солидарность", "Молодежное Яблоко", "Национальные демократы", ряд леворадикальных групп, студенческие союзы, возникшие в ходе последних выборных кампаний ассоциации наблюдателей. Партии системной оппозиции в этот раз активного участия в акции не приняли, хоть и были приглашены. Все они после выборов оказались слишком заняты своими внутрипартийными делами. И тем не менее, несмотря на усталость и уныние, охватившие значительную часть активных граждан, в мероприятии приняли участие от 2 до 3 тысяч человек.

Это была первая крупная согласованная властями публичная акция после масштабного разгона собрания граждан на Исаакиевской площади 5 марта. Кстати, согласовали ее на этот раз легко и быстро, без обычного бодания по поводу места и маршрута. Вот только за два дня до шествия произошел некий инцидент.

По закону организаторы митинга или шествия имеют право публично распространять информацию о намеченном мероприятии и агитировать за участие в нем. Активисты участвующих в подготовке акции организаций решили реализовать это свое право в форме информационно-агитационного велопробега. И были блокированы полицией в месте сбора. Около половины собравшихся были задержаны и, как обычно, провели ночь в обезьяннике с двумя статьями КОАП: нарушение порядка проведения публичного мероприятия и неповиновение законному требованию сотрудника полиции. Основание - наличие у собравшихся белых надувных шариков с надписью "Меня надули". То есть проведение несанкционированного митинга.

Маразм? Нет! Именно так далеко не первый год интерпретируют законодательство о публичных акциях политического характера и гражданские власти российских городов, и органы МВД, да и суды в девяти десятых случаев.

"Правовая", с позволения сказать, логика властей такова. Федеральный закон №54 определяет митинг как "массовое присутствие граждан в определенном месте для публичного выражения общественного мнения по поводу актуальных проблем преимущественно общественно-политического характера". Значит, публичное выражение мнения по общественно-политическим проблемам в количестве более чем одного человека и есть признак участия в митинге. Организатор публичного мероприятия не вправе его проводить без согласования с местным органом власти (согласования не требует только одиночный пикет). Отсюда по умолчанию считается, что любой участник публичного мероприятия, проводимого без согласования, совершает административное правонарушение, предусмотренное статьей 20.2 КОАП (нарушение установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования).

Четкого, исчерпывающего перечня присущих именно публичной акции форм выражения мнения в законе нет. Задержанным на несанкционированных митингах в качестве правонарушения обычно инкриминируется либо скандирование лозунгов, либо наличие плаката политического содержания. Но при случае средством недозволенного выражения мнения полиция и суды считают любой предмет, несущий какую бы то ни было политическую смысловую нагрузку хотя бы ситуативно. Еще в 2007 году в Петербурге хватали за белую гвоздику в руках. Так что задержания за шарики и ленточки не такое уж новшество.

Проведение публичных акций регламентируется в любом государстве. Но в государстве правовом целью такой регламентации является сведение к минимуму тех помех, которые любая публичная акция неизбежно создает для других граждан. Не допустить нарушения их интересов. Не допустить нарушений общественного порядка в ходе акции. Чтобы митингующие не препятствовали движению транспорта и не вытаптывали газоны.

Наши же власти видят свою задачу в том, чтобы не допустить выражения гражданами своего мнения в общественном месте без письменного на то разрешения. Публичное выражение мнения без специальной бумажки с печатью само по себе и есть для них нарушение общественного порядка. Это, собственно, и называется полицейским государством. А по логике полицейского государства вполне правомерно хватать человека, когда он в месте проведения несанкционированного митинга дает интервью. Он же не просто так с журналистом разговаривает. Он же ему свое мнение по общественно-политическим вопросам выражает без разрешения. А раз их двое - уже не одиночный пикет.

Кстати, об одиночных пикетах. Власти с невероятным упорством их срывают путем организации всевозможных провокаций. И это тоже вполне укладывается в их полицейскую логику. Ну не должен гражданин нерегламентированно выражать свое мнение.

Обычному гражданину малоинтересна юридическая казуистика. Ему просто нужно, чтобы на улице не хватали за шарики и ленточки. А нужно ли для этого изменить законодательство или всего лишь его интерпретацию властями - дело десятое. Но нынешняя практика должна быть изменена в любом случае. Даже если для этого понадобится изменить весь общественный и государственный строй.

Борьба за это не будет легкой. Депутатские запросы в различные суды и прокуратуры в этой борьбе нужны и важны. Но вес им может придать лишь способность обычных граждан отстаивать свое естественное право. Способность продемонстрировать, что они будут выражать свое мнение несмотря на автозаки и обезьянники. И будут заставлять власть каждый раз публично демонстрировать, что она держит людей в обезьянниках за шарик. За ленточку. За гвоздику. То есть ни за что. И что это абсурд.

У нас есть место, где каждый может публично выразить свое несогласие с этим абсурдом. Продемонстрировать, что он не боится автозаков и обезьянников. Заставить власть еще раз продемонстрировать абсурдность своих действий. И для этого не нужно никакой специальной информационной подготовки. Потому что про это место знает каждый, кого проблема свободы собраний хоть как-то колышет. Это Триумфальная в Москве и Гостинка в Петербурге. Каждое 31-е число. В 18.00.

Здесь не бывает затяжной дележки мест в очереди к микрофону. Полиция заботится о том, чтобы не было ни микрофона, ни очереди к нему. Это место не принадлежит ни одной политической организации, ни одному идеологическому течению. Оно принадлежит всем нам. И это место встречи изменить нельзя.

Александр Скобов, 28.03.2012

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей