.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/skobov/m.197700.html

статья Про шествие времени

Александр Скобов, 14.05.2012
Александр Скобов на акции протеста. Фото Алексея Иванова
Александр Скобов на акции протеста. Фото Алексея Иванова
Реклама

Радуйтесь, страшащиеся революции! Ликуйте, опечаленные тем, что мирный, ненасильственный, интеллигентный, доброжелательный, веселый протест сменился озлоблением, непримиримостью и силовым противостоянием с полицией. В Москве вновь состоялась грандиозная, абсолютно мирная, интеллигентная, светлая, радостная, "законопослушная" демонстрация протеста. И это прекрасно. Вот только без мрачного 6 мая ее бы не было. И она вовсе не была "законопослушна".

То есть она вполне законопослушна с точки зрения 31-й статьи Конституции. В той же мере, в какой были законопослушны все митинги на Триумфальной или жестоко разогнанный сбор граждан на Исаакиевской площади в Петербурге 5 марта. Но по логике полицейских властей, по той логике, которой власти неуклонно следовали все последние месяцы и даже годы, эта манифестация была абсолютно противозаконна. Именно за это вплоть до последних дней безостановочно винтили людей, а потом штамповали им обвинительные постановления "судов". За скопище без санкции с целью выражения мнения. Выражения в любой форме - хоть ленточкой на одежде, хоть самим фактом присутствия. И вдруг полиция каким-то чудесным образом осознала, что все это время она действовала неправильно.

На самом деле никакого чуда не произошло. Просто власти впервые столкнулись с по-настоящему массовым и упорным неповиновением. А подвели к нему общество сами власти.

К 6 мая большинство рассерженных граждан пребывало в глубоком унынии. Свыклось с мыслью, что энергия протеста выдохлась и предстоит новый длительный период апатии. Шло на митинг как бы в последний раз. Как на финальный акт проигранной кампании. Власти декорировали этот финальный акт по первому разряду. Узкая слепая кишка Болотной набережной, в которую должны были загнать демонстрантов под конвоем полчищ "космонавтов", символизировала тупик протестного движения. Его окончательное поражение.

Расчет властей был по-своему логичен и казался беспроигрышным. Скорее всего протестное движение смирится с тем, что коридор возможностей для него сузился до размеров слепой кишки, окончательно падет духом и сдуется - на следующий такой митинг просто никто не придет. Если же протестующие все-таки попытаются не повиноваться конвойным, то получат показательную порку и выходить на новые акции станут просто бояться - то есть опять-таки движение сдуется. Как и многие умеренные оппозиционеры, власти исходили из того, что радикализация протеста автоматически означает его маргинализацию: ведь если движение радикализируется, от него должны отходить более умеренные.

Но все пошло не так. Люди боялись, что их придет совсем мало, и поэтому их пришло неожиданно много - чтобы не выглядеть уж совсем позорно. И когда они увидели, сколько их, они испытали прилив сил. И присутствовавшее у многих подспудное, часто неосознанное желание хоть напоследок не прогнуться, сказать "им" нет, встать поперек горла обрело устойчивость. И показательная порка не запугала.

До 6 мая число несогласных, не боящихся получить по башке и посидеть в обезьяннике, устойчиво держалось на уровне тысячи завсегдатаев Триумфалки. 6 мая их число возросло многократно. И последовавшие затем "просто гуляния" без флагов, плакатов, даже без скандирования, а всего лишь с ленточками были отнюдь не менее радикальной формой протеста, чем отказ разойтись участников несостоявшегося митинга на Болотной. Это был такой же акт демонстративного неповиновения - неповиновения негласно введенному оккупантами закону "больше трех не собираться".

Несанкционированное шествие нескольких десятков тысяч москвичей по Бульварному кольцу было более радикальным действием, чем отказ разойтись с санкционированного митинга. Оно было проведено вообще без подачи уведомления. Явочным порядком. А вот участвовала в этом шествии в основном умеренная часть протестующих. Та, которая и хотела, чтобы протест всегда оставался мирным, спокойным, интеллигентным, светлым и веселым. Радикализация произошла, а маргинализация - нет. Умеренные радикализировались.

Мечтающие о "добром протесте" должны осознать: без разгона 6-го и доведенного до абсурда "винтилова" 7-го на шествие 13-го никогда не вышло бы столько людей, возмущенных абсурдностью полицейского насилия и переставших его бояться. И не надо противопоставлять 6-е 13-му. И расслабляться тоже не надо. Кремлевские именно этого и ждут. Ждут, что вы выпустите пар, утешитесь и расслабитесь. Успех очень частичен и не закреплен. Закон "больше трех не собираться" отнюдь не отменен, а лишь однократно не пущен в ход. Уж кто-кто, а уважаемый автор историко-детективного фэнтези должен знать, что ни о каких серьезных сдвигах говорить нельзя, пока из лап режима не вырваны политзаключенные и не прекращены репрессии. Так что говорить о расширении поля для диалога преждевременно.

Репрессивный потенциал путинского режима далеко не исчерпан. И когда кремлевская клика убедится, что протестное движение не спадает, несмотря на ее хитрый маневр, она обязательно попытается вернуться к практике тупого насилия. И к этому надо быть готовым. Надо быть готовым продолжать неповиновение. Именно оно заставило оккупационный режим в первый раз чуть-чуть попятиться. Только оно заставит его отступить и в следующий раз. А вот тем, кто призывает закончить протесты и заняться "конструктивной работой", следует ответить: не дождетесь!

Александр Скобов, 14.05.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей