О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/sokolov/m.286667.html

статья Солдаты сдачи

Борис Соколов, 10.11.2022

105947

Освобождение Херсона - дело ближайших дней. Объявленное Суровикиным и Шойгу отступление (российские пропагандисты, как водится, называют его перегруппировкой) с Херсонско-Бериславского плацдарма обусловлено двумя причинами. Первая заключается в том, что украинской артиллерией, и прежде всего РСЗО HIMARS, выведены из строя мосты через Днепр и повреждены паромные переправы, что крайне затруднило снабжение российской группировки на правом берегу Днепра. С учетом того, что в зимний период объем перевозимых грузов должен был бы существенно увеличиться за счет дополнительного горючего, необходимого для обогрева, острый кризис снабжения был неизбежен. Поэтому представлялось весьма вероятным, что до начала зимы российские войска будут отведены с правобережья.

Конкретные же сроки вывода войск, по всей видимости, определялись некоторыми политико-пропагандистским факторами. Очень неудобно было покидать новоприсоединенный Херсон до 4 ноября, омрачая государственный праздник. Но дальше маячила еще одна важная для Кремля дата - 19 ноября, годовщина начала советского контрнаступления под Сталинградом, которая в этом году к тому же юбилейная. Ассоциировать с ней сдачу Херсона тоже никак нельзя. Поэтому для отступления оставались периоды либо 9-13 ноября, либо уже после 25 ноября. При этом примерно с 15 ноября, после окончания периода распутицы, весьма вероятным было возобновление масштабного украинского контрнаступления на херсонском фронте. А эвакуировать войска с плацдарма под сильным натиском противника - задача весьма сложная. И российское командование решило не искушать судьбу и отступить, не дожидаясь украинского контрнаступления.

Но есть и вторая причина, по которой Путин с Суровикиным и Шойгу с Герасимовым не стали вести ожидавшуюся битву за Херсон. Это моральное состояние российской армии. Казалось бы, самое время было бросить в войска и в массы боевые пропагандистские лозунги: "Велика Новороссия, а отступать некуда! Там, позади, Херсон!". Или: "За Днепром для нас земли нет!" Я живо представлял себе, как Владимир Соловьев, с Путиным в башке и с микрофоном в руке, там, на днепровском плацдарме, обращается к защитникам Херсона: "Ребята! Не Херсон ль за нами? Умрем те ж за Херсон!" Но ничего подобного и близко не было. Тот же Соловьев вдруг заговорил о Суровикине как о новом Кутузове. Дескать, с потерей Херсона война еще не проиграна, главное - сохранить армию.

А все потому, что в рядах российской армии найдется очень немного людей, готовых умирать за Херсон или Запорожье, за Донецк или Луганск. Таких людей практически нет среди тех, кто был мобилизован после 21 сентября. Чмобики вообще рассматриваются российским командованием как пушечное мясо в чистом виде. Их бросают в бой не только необученными, но порой даже невооруженными, без поддержки бронетехники и артиллерии. Бросают буквально в чистое поле, где у них нет даже шанцевого инструмента, чтобы вырыть окопы.

Неудивительно, что под огнем артиллерии ВСУ мобилизованные несут колоссальные потери, не причиняя практически никакого ущерба противнику, только заставляя его тратить снаряды. А офицеры из таких же мобилизованных зачастую оставляют своих подчиненных на поле боя и предпочитают эвакуироваться в тыл. Батальон мобилизованных из Воронежской области за три дня бесконтактных боев на Сватовском направлении, не видя противника, потерял, по утверждению уцелевших, более 500 человек убитыми. Конечно, уцелевшим в бою нередко свойственно преувеличивать потери своих частей. Однако в том, что потери среди мобилизованных очень велики, сомнений нет. И среди них уже зарождается стихийный протест, многие жены и матери уже готовы ехать на фронт вызволять своих мужей и сыновей.

По уровню подготовки, вооружения и по тому, как относится к ним командование, нынешние вояки очень напоминают мобилизованных непосредственно в части Красной Армии во время Великой Отечественной войны - они тоже были хуже всех обучены и вооружены и несли наибольшие потери.

Но и в кадровых частях настроения не лучше, о чем свидетельствует письмо губернатору Приморья от морских пехотинцев 155-й бригады, потерявших за 4 дня боев под Угледаром 300 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Сейчас настроения в российской армии примерно такие же, какие были в русской императорской армии в начале 1917 года, перед Февральской революцией. С таким войсками слишком рискованно было бы давать битву за Херсон.

Суровикин и Шойгу, оправдывая прежнее удержание херсонского плацдарма, утверждают, что потери ВСУ во время боев на херсонском направлении составили более 9,5 тысяч человек, а российская армия якобы потеряла в 7 или 8 раз меньше. Реальная картина, как нам представляется, прямо противоположная. Согласно оценке Генштаба ВСУ, к утру 10 ноября потери российской регулярной армии составили 78 690 убитыми. Потери вагнеровцев и формирований ДНР и ЛНР мы оцениваем как в 1,8 раза меньшие, чем потери регулярной армии, то есть примерно 43720 убитых. В сумме это дает примерно 122 400 убитых, на которых приходится вдвое большее число раненых - 244 800 человек. Коэффициент Oryx по подтвержденным потерям бронетехники сухопутных войск сейчас составляет 3,51:1 в пользу Украины. На основании этого коэффициента потери Украины можно оценить в 26 150 убитыми и 78 450 ранеными. Украинские потери, рассчитанные этим методом, могут быть немного завышены, так как российские мобилизованные почти не имеют поддержки бронетехникой.

Надо заметить, что уже истощился ресурс пополнения для вагнеровцев из числа заключенных и добровольцев. Поэтому Пригожин сейчас пытается вербовать "ополченцев" в приграничных с Украиной областях из числа тех, кто подлежит призыву и мобилизации, и военкоматы направляют к нему некоторых из числа мобилизованных. При нынешнем уровне потерь 300 тысяч мобилизованных кончатся очень скоро, и уже весной потребуется новый призыв, провести который будет гораздо сложнее - из-за поступающих в Россию гробов.

Дальнейший ход войны также будет зависеть от того, с какими потерями и в каком состоянии уйдет российская группировка с правого берега Днепра (можно ожидать, что это произойдет в течение недели) и удастся ли ВСУ в ходе наступления захватить плацдармы на левом берегу. Украинцы, по всей видимости, сейчас сосредоточатся на обстрелах переправ и подходов к ним.

В любом случае перспективы для Путина выглядят довольно мрачно. И сейчас особенно важно, чтобы союзники Украины, находясь в эйфории от отступления россиян из Херсона, не давили на украинское руководство, принуждая его к переговорам и компромиссу с Россией. Если поток поставок вооружений из США и других стран НАТО как минимум не сократится, Украина сможет победить.


Борис Соколов, 10.11.2022


новость Новости по теме