О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/people/1210/all-quotes/

Маша Гессен

Цитаты


Соискателем на должность директора руссской службы Свободы мне предложили стать еще в январе. Я отказалась, потому что только что пришла на работу в "Вокруг света" и собиралась остаться там надолго. В результате мы с Радио Свободная Европа договорились, что я стану консультантом. В частности, я помогала искать кандидатов на должность директора. Мое скоропалительное увольнение из "Вокруг света" случилось в субботу, 1 сентября. Я тогда же сообщила об этом руководству Радио Свободная Европа и таким образом довольно неожиданно для всех, включая себя, стала одним из соискателей на должность директора "Свободы". Сегодня, 13 сентября, вечером по Москве и днем по Вашингтону, было принято решение назначить меня на эту должность. Все, что произошло в промежутке, к "Свободе" не имеет никакого отношения.

Facebook, 13.09.2012

У Владимира Путина есть желание владеть огромным количеством вещей. В какой-то момент им овладело желание владеть еще и журналом "Вокруг света". Он чувствует, что он им владеет. В этом его хозяйстве случился непорядок - уволили главного редактора. А журнал ему явно нравился.

...С точки зрения разума поверить в это невозможно - мне кажется, что он не знает, кто я. Не знает, что я написала о нем книжку, которая вышла на всех языках, кроме русского, стотысячными тиражами. Для того чтобы Путин узнал, какая сложилась неприятная ситуация, кто-то должен ему об этом сказать - а сказать страшно.

"Дождь", 13.09.2012

— А мне хотелось бы высказаться по второму пункту вашего выступления, — сказала я. Путин с готовностью кивнул.
— Журнал все-таки не должен быть как армия, — я собиралась в течение минуты вырулить на закон о СМИ, гарантирующий невмешательство владельца в редакционную деятельность.
Путин посмотрел на меня и лукаво подмигнул:
— Смотря какая армия.
— Любая, — сказала я.
— Так я за это время в этом поднаторел, — неожиданно сообщил Путин, поднимаясь с места. — Это мы с вами как-нибудь в другой раз обсудим. Спасибо. До свидания.

Наша встреча длилась ровно 20 минут.

А в «Вокруг cвета» обратно я не пойду. Просто потому, что не могу работать в журнале, где главного редактора назначает Путин.

"Большой город", 13.09.2012
А мне кажется, беда в том, что они не хотят ничего. Потому что для того, чтобы спасти людей - для того, чтобы придумать такую систему оповещения или просто даже вот прямо сейчас придумать, как достучаться до максимального количества людей, - надо очень хотеть это сделать. Надо иметь амбиции вообще-то, надо хотеть быть лучше всех. И для того, чтобы попросить прощения, тоже надо хотеть быть лучше всех. Одна из моих самых больших претензий к этой власти - это то, что она ввергла нас в эпоху посредственности, когда никому нигде ничего не надо. Они ведут себя как троечники, потому что они и есть троечники. И это убивает.
В общем, итог дня такой. Сергея Соколова теперь нельзя вывозить в лес и угрожать расправой. Зато всех остальных журналистов - можно. Потому что с сегодняшнего дня это уже не уголовное и должностное преступление, а так, типа бытовое хамство. Это подарок, преподнесенный Дмитрием Муратовым журналистскому цеху, который вчера стоял за него в пикетах.
Переговоры с властью - это вопрос выживания протестного движения. Не стану выдвигать очевидный аргумент о том, что переговоры необходимы для мирного разрешения политического кризиса: во-первых, это не обязательно так, а во-вторых, не все участники протестного движения заинтересованы в том, чтобы оно закончилось мирно. А вот в чем заинтересованы все, так это в продолжении собственно движения. И именно для этого необходимы переговоры.


Реклама


Выбор читателей