.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/people/1295/all-quotes/

Надежда Толоконникова

Цитаты


Я понимаю, что шесть месяцев истекут и я уйду, а эти люди останутся здесь, и я никогда себе не смогу простить до конца жизни, если я не попробую хотя бы что-то изменить. Я не гарантирую, что что-то изменится в положительную сторону, но мне нужно это сделать.

...Я думаю, что до тех пор, пока Путина не уберут, ничего не изменится. Он заинтересован в том, чтобы эта система была максимально карательной... Если уберут, то вариантов развития великое множество. Но, я думаю, если мы возьмем все в свои руки, мы сможем реформировать эту систему правильным образом.

Из выступления в Верховном суде Мордовии 26 июля 2013 года

Мы вновь в России оказались в таких обстоятельствах, что сопротивление, и не в последнюю очередь сопротивление эстетическое, оказывается нашим единственно нравственным выбором и гражданским долгом.

Эстетика путинского режима – эстетика охранительная, и она не случайно, но последовательно, настырно цитирует и воссоздает эстетики двух режимов, исторически предшествующих нынешнему: эстетику царско-имперскую и дурно понятую эстетику соцреализма с его рабочими условного "Уралвагонзавода". Воссоздание этого производится настолько топорно и нерефлексивно, что идеологические аппараты текущего политрежима не заслуживают никаких похвал. Даже пустое место соблазнительнее и привлекательнее – своей минималистичностью.

Любое государственное учреждение в России, тем более столь важная часть репрессивной машины государства, как колонии, эту никчемную эстетику подобострастно воспроизводят.

Так, если вы женщина, тем более молодая и хоть немного привлекательная, то вы просто обязаны участвовать в конкурсах красоты. Если участвовать не будете – не дадут УДО, сославшись на игнорирование вами мероприятия "Мисс очарование". Не участвуете – значит, по заключению колонии и вторящего ей суда, не имеете активной жизненной позиции. А я утверждаю, что моя принципиальная и тщательно продуманная жизненная позиция и проявляется в бойкоте конкурса. Моя позиция – и только моя, а не охранительная позиция лагерного начальства – в изучении моих книг и журналов, время на чтение которых я силой отбираю у колонистского отупляющего распорядка дня.

Нас везде – в школах, в тюрьмах, в университетах, на избирательных участках и перед экранами телевизоров – учат подчиняться, врать, недоговаривать; произносить "да", когда хочется сказать "нет". И наша большая цивилизационная задача – воспитать в себе, в своих детях и друзьях противоядие этому подчинению, съедающему человека.

Я требую называть вещи своими именами. Да, не прошла колонийский тест на лояльность охранительной системе ценностей и эстетике в частности, но в активной жизненной позиции мне отказывать просто смешно.


Из речи, приготовленной для суда по УДО


"Встал ли осужденный на путь исправления?" – этим вопросом задаются, когда рассматривают возможность условно-досрочного освобождения. Я бы хотела, чтобы мы с вами сегодня задались еще и следующим вопросом: а что это за путь – путь исправления? Я абсолютно уверена, что единственно правильный путь – это тот, на котором человек честен с окружающими и с самим собой. Я этого пути придерживаюсь и сходить с него не буду, куда бы меня ни занесла судьба. Я настаивала на этом пути, еще будучи на воле, я не отступилась от него в московском СИЗО, изменять принципу честности меня не научит ничто, даже мордовские лагеря, куда с советского времени власти любят ссылать политзаключенных.

Поэтому я не признавала и не буду признавать вину, вмененную мне приговором Хамовнического районного суда, противозаконным и вынесенным с неприличным количеством процессуальных нарушений. В данный момент этот приговор обжалуется мной в вышестоящих судебных инстанциях. Принуждая же меня ради УДО признать вино, УИС подталкивает меня к самооговору и, следственно, ко лжи. Является ли способность ко лжи знаком того, что человек встал на путь исправления?

В приговоре у меня написано, что я феминистка и, следовательно, должна испытывать ненависть к религии. Да, проведя год и два месяца в заключении, я по-прежнему феминистка и еще – оппонент стоящих во главе государства людей; но во мне, как и раньше, нет ненависти. Эту ненависть не могут разглядеть и десятки осужденных женщин, с которыми я посещаю православный храм в ИК-14.

Чем еще я занимаюсь в колонии? Я работаю, с первых дней в ИК-14 меня посадили за швейную машинку, и теперь я – швея-мотористка. Некоторые полагают, что делать художественно-политические акции – легко, что это занятие не требует осмысления и подготовки. Судя по своему многолетнему опыту акционизма, могу сказать, что осуществление акции осознание художественного продукта – кропотливая и часто изматывающая работа. Потому работать я умею и люблю. Мне не чужда протестантская трудовая этика. Физически мне не трудно быть швеей. И я ей являюсь. Выполняю все требуемое от меня. Но, понятно, я не перестаю за швейной машинкой думать, в том числе о пути исправления, и, следовательно, задаваться вопросами. Таким, например: а почему нельзя предоставлять осужденным выбор того рода общественно полезной деятельности, которой они будут заниматься в свой срок? Согласно их образованию и интересам? Я, имея опыт обучения на философском факультете МГУ, с удовольствием и увлечением могла бы, пользуясь библиотечной и присылаемой мне литературой, заняться составлением образовательных программ и лекций. И я, кстати, без вопросов занималась бы такой работой больше положенных ТК РФ 8 часов, бы занималась ей все свободное от режимных мероприятий время. Вместо этого я шью милицейские штаны, что, конечно, тоже полезно, но в этом деле я явно не столь продуктивна как могла бы быть продуктивна в проведении образовательных программ.

...Нам всем – в том числе узникам Болотной, моей отважной соратнице Марии Алехиной, Алексею Навальному и – всем, всем, всем – хватает сил, убежденности и упорства, чтобы пережить эту реакцию и остаться победителями.

...Недавно мне в письме прислали притчу, ставшую для меня важной. Что случится с разными по характеру вещами при попадании в кипяток? Хрупкое – яйцо – станет твердым, твердое – морковь – размягчится, кофе же растворится и захватит собой все. Итог притчи таков: будьте как кофе. Я в колонии – это тот самый кофе.

Я хочу, чтобы те люди, которые выступили инициаторами заключения меня и десятков других политических активистов за решетку, поняли одну простую вещь: нет непреодолимых препятствий для человека, ценности которого складываются, во-первых, из его принципов и, во-вторых, из работы и творчества. Исходя из этих принципов. Если ты сильно во что-то веришь, вера поможет выжить тебе где угодно и где угодно остаться человеком.

Свой мордовский опыт я, несомненно, использую в будущей деятельности и, пусть это случится и по окончанию моего срока, реализую его в проектах, которые будут сильнее и политически масштабнее, чем все то, что случалось со мной раньше.

Несмотря на то, что опыт заключения - крайне непростой опыт, мы, политзеки, становимся в результате его приобретения только сильнее, смелее и упорнее. И тогда я задам последний на сегодня вопрос: какой тогда смысл в том, чтобы держать нас тут?

...У меня есть ощущение того, что все можно выдержать, скажу, есть представление о том, что в будущем я не потеряюсь, потому что я полагаю, что нахожусь в контакте со временем и время чувствует меня, а я время. И есть направления, которыми я буду заниматься, безусловно, это будет политическое направление, и оно будет связано с искусством, как и раньше. В моей жизни ничего не поменялось, помимо того, что я обогатилась опытом, я бы хотела сказать спасибо Путину за это.

Из телефонного интервью Slon.Ru, 20.03.2013

...Я не вижу, как можно сейчас реально помочь мне, может быть, написать мне письмо. Посылки мне посылать не нужно, потому что мы договорились с теми людьми, с которыми я близко общаюсь, в том числе с моей семьей, что будут посылки передавать они. Просто здесь достаточно сложная бюрократическая процедура получения посылок, в том числе нужно уходить с рабочего места, чтобы получать это всё. В общем, лучше получить один раз от своих, и достаточно этого будет. А письма я бы получила с радостью. Но вообще хочется, чтобы люди, если они действительно сопереживают и если у них есть какое-то сильное чувство по этому поводу, чтобы они выплеснули его на изменение политической обстановки в России, а как - ну пусть каждый решает сам, каким способом это сделать.

"Новая газета", 23.01.2013

Всем! Всем! Всем!

Остановите разборки о бренде!
Остановите регистрацию бренда!
Остановите безумие.
Мне глубоко отвратительны финансовые и брендовые разбирательства.

Деньги - это пыль.
Если они нужны кому-то - берите их.
Зарабатывайте их; крадите даже, если захотите.

Меня не интересуют деньги и бренды, мне нужна свобода - не для себя, а для России.

С любовью ко всем мыслящим гражданам всего мира,
Надя

Опубликовано 5 ноября

Друзья, все остальные и – отдельно – желтые медиа,

Прошу вас впредь не перевирать слова людей, которые сидят в тюрьме. Хотя бы из этических соображений. Будь мы на свободе, мы всегда могли бы исправить, откомментировать неточность толкования. Но оттуда – увы – не можем. Поэтому относитесь к словам угнетенных бережней. Не насилуйте их.

Мне хотелось бы в связи с появлением множества лжеинтерпретаций уточнить несколько моментов относительно нашего с Машей заявления о роли Пети Верзилова (не отказываясь от самого заявления):

1) Заявление имело чисто идеологический характер и было мотивировано вопросами политическими, феминистскими, радикально антииерархическими.
Никакого экономического интереса или финансового недоверия за заявлением не стояло. Это не те вещи, которые нас волнуют и трогают. Нас возбуждает только политика.

2) Квазимошенничество ≠ мошенничество. Опять же, поднимаемый нами вопрос идеологический, но ни в кой мере не финансовый.

3) Это заявление не «против Пети». Мы не против кого-либо, кто решил нас поддерживать. Это заявление, корректирующее в медийном плане роль Пети. К несчастью, из-за глубокого сексизма, пронизывающего (все еще) наше общество, люди склонны искать за сильными, смелыми и эффективными поступками женщин курирующего их мужчину. Что возмутительно и оскорбительно.

Активистки – вокалистки Pussy Riot - самостоятельны и инициативны. Ровно об этом мы и говорим в нашем заявлении: не ищите за нами мужчину, его там нет. Мужчина может быть лишь среди нас, в качестве сторонника.

Надя Толоконникова

19 октября 2012 г.

(Ответ на письмо Светланы Бахминой, переданный устно через адвоката)

Спасибо за поддержку. Заключенные в карантине мне уже сказали, что вы тут сидели. Меня это ободрило (вышли же в уме и здравии). Значит, и я смогу. Пока все благополучно. Я отношусь ко всему очень спокойно и с юмором (а также с научной любознательностью, вы очень правы насчет этнографической экспедиции) и поэтому все переношу легко. Все будет замечательно. Удачи вам.

С уважением, Надя

Блог Светланы Бахминой, 29.10.2012

Дорогие друзья,
уважаемые работники масс-медиа
и все заинтересованные лица!

Считаю важным еще раз заявить о следующем: никакого раскола в Pussy Riot нет.
Все злые языки я прошу заняться какой-нибудь другой темой и не трогать Pussy Riot.
Я и Маша Алехина искренне рады тому, что Катя Самуцевич вышла на свободу и получила возможность дальше заниматься гражданским активизмом. Мы считаем, что это большая наша победа и победа всех тех, кто поддерживал Pussy Riot. Госсистема РФ вынуждена была отступиться и отпустить одну из нас.
Мы верим, что Кэт надерет задницу за нас тому, кому надо.
Pussy Riot не раскалываются, они всегда живы, сильны и эффективны.

С уважением,
Надя Толоконникова
12 октября 2012
СИЗО #6
Михаил Борисович, здравствуйте.

Спасибо за письмо, за поддержку. Я приходила в Хамовнический суд со своим отцом, когда Вас судили. Аквариум - идиотский, по стеклу идут блики, и человека, в нем сидящего, почти не видно. Так что когда я сама в ровно этом же аквариуме оказалась, я четко знала, что место это придумано для того, чтобы лишить человека и лица, и голоса. Но Вас, несмотря на все старания, лишить лица и голоса не удалось. Пленных участниц Pussy Riot Ваш опыт ободряет. Спасибо.

Те люди, которых я встречала в СИЗО №6, Вас уважают, всячески и искренне желают скорейшего освобождения. Мы бы очень не отказались поехать отбывать свой срок к Вам - и поговорили бы... Но, к несчастью, в России еще очень сильны гендерные предрассудки, Pussy Riot еще не окончательно уничтожили это дурацкое деление на "мужское" и "женское".

Удачи вам. Все УЖЕ хорошо.

Надя

09.09.2012 г.

По большому счету процесс идет не над тремя вокалистками Pussy Riot, а над всей судебной системой России. Судебный процесс приближается к стандартам сталинских "троек"... В том, что произошло выступление в храме Христа Спасителя и последующий процесс, виновата авторитарная система... Это подавление базовых прав человека, его гражданских и политических свобод.

Мы искали настоящей искренности и простоты и нашли их в панк-выступлениях. Никакой напускной благопристойности... Первые лица государства стоят в храме с правильными лицами, но лукавят и грешат куда больше нашего... Нам от одного российского воздуха больно. Нас не устраивает вынужденная гражданская пассивность большей части населения, нас раздражает скандально низкая слабость горизонтальных связей внутри общества...

Все больше и больше людей верят в нас и считают, что нам не место за решеткой... Многие говорят, что наш политический жест был правильным, что мы раскрыли язвы этой системы, разворошили осиное гнездо, которое потом кинулось на нас.

С каждым днем люди все больше и больше понимают, что если политическая система ополчилась на трех девочек, которые в течение 30 секунд выступили в ХХС, это значит, что она их боится... Люди чувствуют правду, пути правды всегда торжествуют в итоге над путями коварства и лжи.

Мы говорим все, что хотим. А те люди, которые сидят там (на стороне обвинения. - Ред.), они говорят лишь то, что дозволяет им политическая цензура. Они не могут говорить такие слова, как "панк-молебен "Богородица, Путина прогони". Они не могут произносить строчки из нашего панк-молебна, которые касаются политической системы... У них зашиты рты. Может быть, они осознают это и тоже в конце концов пойдут по пути правды и искренности. Потому что все это выше статичности, напускной благопристойности и лицемерия. Статичность и поиск истины всегда противоположны. И на этом процессе мы видим людей, которые пытаются найти истину, и людей, которые пытаются закрепостить тех, кто хочет найти истину. Человек - существо, которое всегда ошибается, оно несовершенно. Оно всегда стремится к мудрости но никогда ее не имеет... Мменно поэтому родилась философия. Философ - тот, кто любит мудрость и стремится к ней, но никогда ею не обладает. Именно это заставляет его действовать, думать и жить в конечном счете так, как он живет. И именно это заставило нас пойти в храм Христа Спасителя. Я полагаю, что христианство, как я его поняла, изучая Ветхий Завет и в особенности Новый Завет, поддерживает именно поиск истины и постоянное преодоление себя - преодоление того, чем ты был раньше. Христос не зря был с блудницами. Он говорил: я помогаю тем, кто оступается, и я прощаю их. Но почему-то я не вижу этого на нашем процессе, который проходит под знаменем христианства. Мне кажется, что сторона обвинения попирает христианство...

Правда и добро всегда торжествуют над ложью и злом. Мне кажется, какие-то высшие силы направляют речи адвокатов противоположной стороны, которые постоянно оговариваются и называют нас "потерпевшими"... Нам нужно найти контакт и восстановить диалог, совместно стремиться к истине, а не просто стигматизировать и вешать на людей ярлыки. Это последнее, что может делать человек. И Христос осуждал это.

...Cейчас здесь над нами в судебном процессе происходит надругательство. Кто бы мог подумать, что история, в частности - еще недавнего страшного большого сталинского террора, - ничему не учит... Хочется рыдать, глядя на то, как приемы средневековой инквизиции воцаряются в судебной и правоохранительной системах Российской Федерации.

Но с момента ареста мы разучились плакать. Мы отчаянно кричали на наших панк-концертах, как могли и умели, о беззакониях властей, но вот - у нас украли голос. Весь процесс нас отказываются слышать. Слышать - это значит воспринимать, стремиться к мудрости, быть философом. Мне кажется, каждый человек должен в глубине души к этому стремиться. Само по себе формальное образование - это ничто. Адвокат Павлова (Лариса Павлова, представляющая интересы потерпевших. - Ред.) постоянно стремится упрекнуть нас в недостатке образования. Можно обладать огромным количеством знаний, но не быть при этом человеком.

...Мы здесь лишь декорации, тела, доставленные в зал суда. Мы протянули руку людям, которые считают нас своими врагами, а они в эту руку плюнули. Мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся, гонимы.

Слушайте нас - нас, а не Аркадия Мамонтова о нас. Не искажайте и не перевирайте все нами сказанное и позволяйте нам вступить в диалог, в контакт со страной, которая в том числе и наша, а не только Путина и патриарха.

Я, как Солженицын, верю в то, что слово разрушит бетон. Я, Катя и Маша сидим в тюрьме, в клетке, но я не считаю, что мы потерпели поражение. Как и диссиденты, находясь в тюрьмах и психушках, выносили приговор режиму.

Искусство создания образа эпохи не знает победителей и проигравших. Так поэты-обэриуты до конца оставались художниками, будучи "зачищенными" в 1937 году. Введенский писал: "Нам непонятное приятно, необъяснимое нам друг". Согласно официальному свидетельству о смерти, Введенский умер 20 декабря 1941 года. Причина неизвестна: то ли дизентерия в арестантском вагоне, то ли пуля конвоя. Место - где-то на железной дороге между Воронежем и Казанью. Pussy Riot - ученики и наследники Введенского, его принцип плохой рифмы для нас родной... Ценой собственных жизней обэриуты невольно доказали, что их ощущение бессмысленности и алогичности как нервов эпохи было верно... Цена соучастия в сотворении истории всегда непомерно велика для человека... Обэриутов считают умершими, но они живы. Их наказывают, но они не умирают.

А помните ли вы, за что был приговорен к смертной казни молодой Достоевский? Вся вина его заключалась в том, что он увлекся теориями социалистов и на собрании дружеского кружка вольнодумцев, собиравшегося по пятницам в квартире Петрашевского, обсуждал сочинения Фурье и Жорж Санд. А на одной из последних пятниц прочел вслух письмо Белинского к Гоголю, наполненное, по определению суда - внимание - "дерзкими выражениями против правословной церкви и верховной власти". После всех приуготовлений к смертной казни и после 10 безмерно страшных минут ожидания смерти было объявлено о перемене приговора на 4 года каторжных работ с последующим отбыванием воинской службы.

Сократ был обвинен в развращении молодежи своими философскими беседами и в непризнании афинских богов. Сократ обладал связью с внутренним божественным голосом и ни в коем случае не был богоборцем. Но для кого это имело значение, коль скоро Сократ раздражал влиятельных жителей города своим критическим, диалектическим и свободным от предрассудков мышлением? Сократ был приговорен к смертной казни и, отказавшись бежать, хотя ему и предлагали, хладнокровно выпил кубок с ядом цикуты и умер.

Не забыли ли вы, при каких обстоятельствах завершил свой земной путь последователь апостолов Стефан? "Тогда научили они некоторых сказать: мы слышали, как он говорил хульные слова на Моисея и на Бога. И возбудили народ и старейшин и книжников и, напав, схватили его и повели в синедрион. И представили ложных свидетелей, которые говорили: этот человек не перестает говорить хульные слова на святое место сие и на закон". Он был признан виновным и казнен побиванием камнями.

Кстати, спасибо Дмитрию Анатольевичу Медведеву за очередной замечательный афоризм. Если свой президентский срок он обозначил лозунгом "свобода лучше чем несвобода", то благодаря меткому слову Медведева у третьего путинского срока есть хорошие шансы пройти под знаком нового афоризма - "тюрьма лучше чем побивание камнями".

...Поскольку мы реально не питали и не питаем религиозной ненависти и вражды, пришлось прибегнуть к помощи лжесвидетелей. Одна из них - Иващенко Мотильда - устыдилась и в суд не явилась. Остались лживые свидетельства господ Троицкого и Понкина, а также госпожи Абраменковой ("православные эксперты", проводившие третью экспертизу по делу. - Ред.). И нет больше никаких доказательств наличия ненависти и вражды, кроме так называемой экспертизы, которую суд, если он честен и справедлив, должен признать доказательством недопустимым в силу того, что это не научный строгий объективный текст, а грязная и лживая бумажонка времен средневековой инквизиции.

...Выдержки из текстов и интервью Pussy Riot обвинение приводить стесняется, поскольку они являются первейшим доказательством отсутствия мотива.

Напоследок я процитирую песни группы Pussy Riot. Они оказались пророческими. Вот: "Глава КГБ, их главный святой, ведет протестующих в СИЗО под конвоем". Это о нас. Но я хочу процитировать следующие строчки: "Откройте все двери, снимите погоны, почувствуйте с нами запах свободы".

Тогда стало ясно, что в России и Москве есть много тысяч людей, которые готовы отчаянно защищать свою жизнь и свое будущее, даже если для этого приходится вступить в прямую схватку со свирепыми омоновцами. Было горько смотреть сюжеты о 6 мая по телевизору и еще хуже — осознавать, что у общества не хватает силы отстоять людей, которых беззаконно арестовывают из-за этих событий. Общество пока еще слабо, и это очень и очень грустно — поэтому власть и не боится продолжать аресты.


Реклама
Выбор читателей