.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/people/2218/all-quotes/

Олег Сенцов

Цитаты


Речь по случаю награждения премией Европарламента имени Сахарова

Уважаемые дамы и господа! Я не могу сейчас присутствовать в этом зале, но вы можете услышать мои слова, даже если их произнесет кто-то другой. Слово - это главный инструмент человека, а зачастую его единственный, особенно когда у него отнято все остальное. Словом можно вылечить, а можно покалечить, можно спасти, а можно убить, скомандовав "Огонь!".

Есть люди, чьи слова могут многое. Есть люди, облеченные властью и возможностями, но использующие силу своих слов по-разному. Можно призвать смириться и сдаться, а можно наоборот, призвать сопротивляться и сражаться, даже когда нет шансов выжить, а есть лишь погибнуть. Но не так важно, сколько ты прожил, - а важно, как. Не важно, когда ты умрешь, - важнее, как и за что.

Можно до 18 лет быть простой крестьянкой, а потом своими словами поднять на сопротивление целую страну, принять унижение и мученическую смерть, а потом остаться жить вечно в истории под именем Жанна. А можно до глубокой старости прожить сытую жизнь кровавого правителя, без устали произнося поток лживых слов, которыми якобы будет восхищаться твой народ, и тебе даже будут подавать руки мировые лидеры, не желая с тобой ссориться, но после смерти твое имя будет проклято тут же, и слово Бокасса станет нарицательным, и не оно одно.

Современность часто несправедлива, история справедлива всегда - со временем все всегда встает на свои места и называется своими именами. И кто-то низвергается вниз, на мусорную кучу, под проклятия освобожденного народа, вместе с обломками памятников самому себе, а кто-то, бывший гонимый и практически всеми презираемый, наоборот, после смерти занимает достойное место в мировой истории, и его именем начинают называть улицы, корабли, премии. Например, как эта.

Андрей Сахаров - это, безусловно, человек, на которого стоит равняться, и ставить даже где-то чуть рядом с ним - это слишком большая честь для меня: он очень высоко поднял планку образованности и таланта, интеллигентности и воспитанности, достоинства и гуманизма. Но я надеюсь, что я еще смогу, успею что-то сделать для того, чтобы почувствовать, что я заслужил эту награду. Спасибо.

Письмо из колонии, август 2016 года

Всем, кому это интересно!

Третий год я сижу в российской тюрьме. Третий год против моей страны ведут войну. Враг воюет подло, исподтишка, делая вид, что он тут ни при чем. Ему никто уже не верит, но его это не останавливает. Война не бывает красивой, но правда все равно за нами - мы ни на кого не нападали, мы защищаемся.

Но кроме этого, главного врага, которого все знают и который снаружи, есть и другие. Они помельче, но они внутри, тут под кожей, они почти свои. Но они не за нас, они за себя. Кто-то остался от старых времен, кто-то просто хочет жить по-старому, но под новой личиной. Не выйдет. И у того большого, и у этих поменьше цели разные, но нам с ними не по пути. И я не буду говорить, что мы посмотрим, кто кого. Я и так знаю, кто победит. Стремление к свободе и прогрессу не остановить.

Нас много в плену в России и еще больше в Донбассе. Кого-то уже освободили, остальные ждут и надеются. У каждого своя история и условия содержания. Кто-то на пленных пиарится, кто-то реально работает. Становиться более известным заключенным, чтобы тебя обменяли быстрее других, - это не тот путь, по которому я хотел бы пройти. Я не хочу тянуть одеяло на себя. Я хочу остаться просто фамилией в общем списке. Вряд ли мне предложат выйти последним, но это был бы хороший выбор.

Здесь, в заключении, мы ограничены. И даже не свободой - этого уже не отнять, а тем, что мало что можем сделать тут для страны. Точнее, сделать можем только одно - держаться. Не надо нас вытягивать любой ценой - победа от этого не приблизится. Использовать нас как оружие против врага - да. Знайте, что мы не слабое ваше место. Если нам суждено стать гвоздями в крышку гроба тирана, то я хотел бы быть таким гвоздем. Просто знайте, что этот гвоздь не согнется.

Слава Украине!

Олег Сенцов
август 2016 г.

Опубликовано 22.08.2016

Надеюсь, Ваша честь, это будет мое не последнее слово.

Я тоже, как Саша, не буду ни о чем Вас просить и испытывать снисхождение – здесь всем все понятно. Суд оккупантов не может быть справедливым по определению. Ничего личного, Ваша честь.

Я хочу сказать про другое. Был такой персонаж Понтий Пилат. Он, когда просидел на Луне много лет, обдумывая свой поступок. Потом, когда его просили, он шел по лунной дорожке с Га Ноцри и говорил ему: ты знаешь, ты был прав. Самый страшный грех на земле – это трусость. Это написал великий русский писатель Булгаков в книге "Мастер и Маргарита". И я с ним согласен. Трусость – самый главный, самый страшный грех на земле. Предательство – это частная форма трусости.

Большинство предательств начинается с маленькой трусости, как в примере с Чирнием. Когда тебе надевают мешок на голову. Немножко бьют, часа пол, и через полчаса ты уже готов отречься от всех свои убеждений, оговорить себя в чем угодно, оговорить других людей, чтобы перестали бить. Я не знаю, чего могут стоить твои убеждения, если ты не готов за них пострадать или умереть. Я очень рад, что Гена Афанасьев смог перешагнуть через себя. Он оступился, но в конце концов понял, что у него есть шанс, и сделал очень мужественный, очень правильный поступок. Я был очень удивлен этим. И рад за него. Дело не в том, что будет большой скандал, будут проблемы и нас оправдают – этого ничего не будет. Я рад за него, что он будет жить дальше и ощущать себя человеком, который не струсил.

Ему продолжают угрожать, приходят, бьют ногами, но он уже сделал шаг в правильную сторону, и обратно уже не вернешься. Я очень за него рад.

Я уже год пребываю в вашей прекрасной стране и смотрю ваш телевизор. Программы "Вести", "Время", да, это очень хорошие передачи... Ваша пропаганда отлично работает. Я верю, что большая часть населения верит тому, что им говорят. Что Путин молодец, что на Украине фашисты, что Россия делает все правильно, что кругом враги. Очень хорошая пропаганда. Но также я понимаю, что есть люди более умные, как например вы, здесь власть предержащие. Вы прекрасно понимаете, что нет никаких фашистов на Украине, что Крым забрали незаконно, а ваши войска воюют на Донбассе.

Даже я, находясь в тюрьме, знаю, что ваши войска воюют на Донбассе. У нас весь изолятор забит ополченцами, которых туда отправляют как героев на ваших танках, с вашим оружием. Они там воюют, думают, что их здесь ждут, возвращаются, с собой беря боеприпасы, их принимают на границе, дают им сроки. Они удивляются: "Как, за что, мы же вроде герои, нас туда провожали" - не понимая, что работает этот поезд в одну сторону. Я здесь, в тюрьме, это знаю. Я здесь, в тюрьме, находился с ГРУшником, вашим офицером, его сейчас судят по другому преступлению. Он участвовал в захвате Крыма. 24 марта они на кораблях прибыли в Севастополь и блокировали как раз ту часть в Евпатории, которую я снабжал и вывозил. Судьба такая интересная штука. И его же бригада участвовала в Иловайском котле, которая разбила украинских военнослужащих. Это факты, которые лежат на поверхности.

Если ты не зажмуриваешься, ты их видишь.

Вот стоят, например, ваши трубадуры режима. Они тоже неглупые парни, они знают, как все обстоит, но продолжают врать. Они делают свою работу, находя себе оправдания. Наверняка они находят себе какие-то оправдания: надо кормить детей, надо что-то делать. А зачем растить новое поколение рабов, ребята?

Но кроме этих всех еще есть третья часть населения России, которая прекрасно знает, что происходит, не верит в байки вашего агитпропа, которые понимают, что происходит на Земле и в мире, какие ужасные преступления совершает ваше руководство. Но эти люди почему-то боятся. Они думают, что ничего нельзя изменить, что все будет как есть, систему не сломаешь, ты один, нас мало, нас всех замуруют в тюрьмы, убьют, уничтожат. И сидят тихо в подполе, как мыши. У нас тоже была преступная власть, но мы вышли против нее. Нас не хотели слышать – мы стучали в мусорные баки. Власть не хотела нас видеть – мы поджигали покрышки, и в конце концов победили. Так же произойдет и у вас рано или поздно. В какой форме – я не знаю. Я не хочу, чтобы кто-то пострадал. Просто я хочу, чтобы вами больше не правили преступники.

Так что единственное, что я могу пожелать этой третьей информированной части населения России, – научиться не бояться.

Я никогда не являлся участником "Правого сектора", никогда не организовывал террористических групп, никогда не организовывал террористических актов на территории Крыма. Считаю день 9 мая святым для любого славянина, и любые монументы, связанные с этим днем, также являются неприкасаемыми. Поэтому обвинения в попытке взрыва мною этих памятников считаю не только необоснованными, но и оскорбительными для себя. Я не признаю себя виновным, не считаю себя организатором данных преступлений.

Я считаю мое дело сфальсифицированным и политически мотивированным, так как оно основывается на показаниях двух подозреваемых, которые были получены вначале под пытками, а сейчас они от них уже не могут отказаться. Им обещаны маленькие сроки.

Со мной тоже велись пытки вначале. Я был задержан не 11-го числа, а 10-го, и перед официальным допросом в здании СБУ Симферополя ко мне применялись пытки, избиения и унижения с целью получить показания против руководства Майдана и Украины, что они якобы были организаторами преступлений. После моего отказа мне сказали, что я буду организатором данных преступлений, и мне переквалифицировали статьи на более тяжкие.

Я хочу заявить, что я не планирую мыть окно в своей камере в "Лефортово", курить на шестом этаже Следственного комитета, и совершать какие-то другие действия суицидального характера, потому что угрозы по этому поводу мне поступали. Также хочу заявить протест против попыток лишить меня гражданства Украины, так как я был и есть гражданином Украины и остаюсь им. Я не признаю аннексию Крыма и военного захвата Крыма Российской Федерацией, и любые договора, которые заключает нелегитимное правительство Крыма с Российской Федерацией, недействительны. Я не крепостной, и нельзя передать вместе с землей гражданство.

Из выступления в Лефортовском суде 7 июля 2014 года



Реклама
Выбор читателей