.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/people/2278/all-quotes/

Лев Шлосберг

Цитаты


На юридическом языке такие соединения называются незаконными вооруженными формированиями. В любой стране. Ни для каких законных целей такие боевые подразделения не создаются.

Инициировать создание таких формирований в современной России может только государство. Предложить людям такие контракты тоже может только государство. Платит за всё это бюджет российского государства, финансирующий Вооруженные cилы РФ. То есть каждый налогоплательщик России. Люди гибнут на этой войне за счет денег, взятых у каждого из нас.

Но невозможно взять у каждого кровь, чтобы вернуть этих людей к жизни.

"Псковская губерния", 26.08.2014


Ее (Юлию Кузьмину. - Ред.) нельзя назвать матерью, она лишена родительских прав, причем лишена абсолютно законно, на всех своих детей. И, кстати, реально неизвестно, сколько у нее их было. Какие-то дети были еще брошены, просто неизвестно куда. Она вела с подросткового возраста абсолютно асоциальный образ жизни. Когда пришло известие о том, что Максим Кузьмин умер, даже еще не было известно ничего об обстоятельствах этой смерти достоверно, то в Псковской области было принято политическое решение - найти эту женщину и провести спецоперацию по возврату ей родительских прав. Ее нашли в доме у сожителя в абсолютно обычном для нее состоянии. Ей предложили разыграть роль раскаявшейся матери. Ей эту роль фактически продиктовали. Она ее, как может, играет, она согласилась на условия этой совершенно циничной игры, вместо скорби о погибшем ребенке, у которого был врожденный порок сердца или, может быть, вскрытие покажет, что просто сердце остановилось. Сейчас эта дама уже в Москве, ее готовят к шоу на российском канале, где она будет из себя изображать кающуюся, я не знаю что...

http://www.bfm.ru/news/208643

Реакция, а лучше сказать, спецоперация, развернутая после известия о смерти мальчика российскими властями с очевидного одобрения первого лица государства, как в огромной чаше яда, отразила второй раз за два месяца, что моральный рубикон перейден и возврат невозможен.

Уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов начал свое сообщение в твиттере 18 февраля о смерти мальчика со слова «Срочно!». В этом слове многое, но самое главное – злорадство, злая радость, родная сестра злодейства.

«Срочно! В штате Техас приемной матерью убит 3-летний российский ребенок». В слове «срочно» – приказ всей системе проституированной до последнего предела пропаганды – начать, приступить немедленно.

Самое нечеловеческое чувство, которое старательно и от этого так заметно пытаются скрыть отягощенные официальной скорбью сытые лица, – это чувство чудовищной по своей природе радости. Они... торжествуют. Они увидели в трагическом событии, обстоятельства которого будут прояснены только в ближайшем будущем, повод, возможность, основание отмыть себя, свое декабрьское пожизненное злодейство, оправдать закон царя Ирода.



Реклама
Выбор читателей