.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/people/3152/

Анастасия Шевченко

активистка "Открытой России" (Ростов-на-Дону)

С конца января 2019 года находится под домашним арестом по уголовному делу о "неоднократном осуществлении деятельности нежелательной организации" (статья 284.1 УК; от 2 до 6 лет колонии). Первая обвиняемая по этой статье, введенной в кодекс в 2015 году.

Шевченко в течение 4 месяцев тайно снимали на видео в ее спальне. Об этом она узнала, когда начала знакомиться с уголовным делом.

Скрытая видеокамера была установлена в квартире Шевченко по инициативе ЦПЭ в сентябре 2018 года. Кроме того, за активисткой велось наружное наблюдение. Адвокат Сергей Бадамшин опубликовал соответствующее постановление Первомайского райсуда Ростова-на-Дону.

"Следили, как она разваливает обороноспособность. Унизительно ли это? Да. Для людей в погонах", - написала в Фейсбуке дочь активистки Влада Шевченко.

16 января Анастасии Шевченко продлили домашний арест до 20 марта.

Активистке вменяют два эпизода. Первый - участие в собрании, которое прошло в сентябре 2018 года в Ульяновске. На нем, говорится в деле, активистка "озвучила основные направления деятельности" ОР за 2018 год и "проинструктировала участников совещания о необходимости внедрения в различные протестные группы граждан".

Второй эпизод - митинг в Ростове в ноябре 2018-го. На нем, заявляет СКР, Шевченко "демонстрировала символику с протестной акции "Надоел!", основной целью которой являлась дискредитация органов исполнительной власти". Отмечается, что акцию "Надоел!" ранее проводила именно ОР.

Активистка вину не признает. Она настаивает, что ее преследуют по политическим мотивам.

Находясь под домашним арестом, Шевченко пыталась баллотироваться в городскую думу Ростова, но ей отказали в регистрации.

Вместе с Шевченко живут двое детей, которых она воспитывает в одиночку. Во время домашнего ареста Шевченко потеряла 17-летнюю дочь Алину, инвалида I группы. На первых слушаниях по мере пресечения адвокат указывал, что активистке необходима свобода передвижения, чтобы она могла ухаживать за дочерью в интернате. Однако судья Ленинского райсуда Александр Осипов эти доводы проигнорировал. Так же поступил судья областного суда при рассмотрении апелляционной жалобы.

30 января 2019 года Алина Шевченко попала в реанимацию с обструктивным бронхитом, а на следующий день умерла. СКР после известия о госпитализации дочери Шевченко разрешил активистке прибыть в больницу и находиться там двое суток. Однако медики не позволили Шевченко пройти в палату, хотя по закону обязаны допускать родственников в любое время.

Дела по статье 284.1 возбуждены против ряда других активистов ОР. Весной 2019 года организация объявила о самороспуске.

18.01.2020


Фото и Видео

На Гранях.Ру
30.10.2019 статья Юрий Тимофеев: Не молчите о политзеках →
07.02.2019 статья Александр Подрабинек: Свидетельское наказание →
01.02.2019 статья Илья Мильштейн: Закон подлости →

Реклама
Выбор читателей