О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/people/673/all-quotes/

Ирина Ясина

Цитаты


Мы простояли у суда все время оглашения приговора. Надеялись? Не особо. Понятно, что больше, чем попросил прокурор, не дадут. Насколько меньше - в этом и был вопрос. В том, что дадут, я не сомневалась.

Немилосердная, мракобесная часть страны против милосердной... Девчонки молодые, они выдержат, а к весне освободятся по УДО. А мы? Какая часть страны победит? Все хотим победы милосердной России.

...Из всех на свете судов я была два раза в Мещанском, а потом много раз в Хамовническом. На процессе Ходорковского. Тогда был процесс над моим ровесником. А сегодня был приговор моим детям.

Был или не был сброс воды из водохранилища, оказывается не столь важным – существует презумпция виновности и лживости власти. Даже если они говорят правду про обильные дожди в горах – им все равно никто не верит. Как изменить эту ситуацию? Наверное, практиковаться в невранье придется несколько десятков лет.

И еще. Стоят менты, охраняют город от мародеров, стоят собственники какого-нибудь магазинчика – стараются уберечь оставшееся. А я вспомнила Японию и то, что после землетрясения не было ни одного случая мародерства. А у нас кто-то говорил, что землетрясение послано японцам в наказание. Стыдно даже вспоминать.

На вручении премии «Оскар», если кто не в курсе, задавать острые политические вопросы вполне принято. К тому же на любой широте и долготе, если только там не находится абсолютная монархия или диктатура, публичному человеку, каковым является актриса, вопросы, не касающиеся зарплаты, здоровья, сексуальной ориентации, задавать принято. Мерзкий человек Миронов, что не мешает ему быть хорошим актером, сам спровоцировал Ксению репликой про «ублюдков».

...Что касается агитации Чулпан Хаматовой за Путина, то если уж связался с властью, то никто не застрахован от того, что власть тебя когда-нибудь о чем-нибудь попросит. Не верь, не бойся, не проси – это не нами придумано. И если уж пришлось просить Путина, то, несомненно, пришлось и отдавать долг. Стоят ли того больные дети, спасаемые фондом «Подари жизнь»? Без сомнения да! Вот только одно гаденькое «но». Не про Чулпан, а про Путина. Когда в стране, президентом и премьер-министром которой он является кучу лет, его, паразита, надо умолять о том, чтобы он выделил деньги для спасения больных детей, позорник он, а не кто иной. И что, он свои выделяет или гуляет на бюджетные? В какой-нибудь стране Бельгии премьер-министр (его жена) или президент (его жена), задумавшие шикарно отдохнуть, в то время как у них из-за недофинансирования государством здравоохранения умирают граждане нежного возраста, немедленно расстаются со своими постами. Так что Путина просить помочь фонду – это вообще-то пощечина Путину. Просто ни мы, ни Путин этого не понимаем. Пока.

Сейчас может казаться, что Ольга зря все это затеяла. Сидел бы Алеша и сидел свое. А то бы и по УДО вышел. А она, видишь ли, уперлась и стала доказывать его невиновность. Не устроила ее подачка в виде пяти лет вместо восьми.

...Ольга не напрасно всю эту борьбу вела. Бороться за справедливость, за честное имя, за то, чтобы смотреть в глаза своим детям, ничего не стесняясь, за то, чтобы не заставлять краснеть своих стариков-родителей - такая борьба всегда по факту оказывается тяжелее, чем нам бы того хотелось. Но ведь мы победим, правда? У нас просто нет другого выхода.

У кого-то нет ног, у кого-то нет рук, у кого-то нет совести, у кого-то нет чести. Если ноги и руки ты не можешь себе вырастить сам заново, то совесть и честь в себе можно воспитать. И мы должны с вами работать над тем, чтобы нами руководили с честью. Это зависит от нас, это зависит от того, что мы тут собираемся. Это зависит от того, что нас так много.

Я хочу, чтобы в ближайшее время власть нас услышала, чтобы были освобождены политзаключенные, чтобы Ходорковский и Лебедев вышли на свободу, чтобы другие, друзья, вышли на свободу. Я надеюсь, что то, что мы здесь вместе, приблизит этот момент. Я рада, что в моей стране живы честь и я.

Если у меня выбор между Путиным и Зю, то мне реально тяжело. А если выбор между Путиным и Прохоровым, то мне уже намного легче.
Окружившие Прохорова штабисты-методологи были ни разу не "правыми". Им была поставлена задача пройти Прохорова в Думу. И заплачены, полагаю, немалые деньги. Они, методологи, циничны, но сообразительны - на правой риторике в парламент не пройдешь. Они и принялись составлять программу и т.д. - что-то от националистов, что-то от социалистов. А потом еще и Ройзман. А Кремль заказывал маленькую правую партию. Маленькую и конструктивную в кремлевских терминах.
А Прохоров-то сам - человек с бизнес-мышлением. Есть задача купить завод (пройти в Думу). Нанята дорогая команда, разработан бизнес-план. Что-то не устраивает заказчика (или, скажем, надзорный орган)? Но мы же по-другому завод не купим!
- А с такими лозунгами ваша покупка не нужна! Под такими знаменами идут другие. Все расписано! Конфликт...
Как хорошо, что среди подписантов нового письма "против давления на правосудие" нет ни одного человека, к мнению которого я бы прислушивалась или мнением о важных для меня вопросах дорожила.
Смелая девочка. Романтичная девочка. Настоящая русская женщина, которая, как ей кажется, спасает честь мужчины. И свою - но это вторично. А мужчина ведет себя так, как в последнее время ведет себя большинство русских мужчин - сдает девочку с потрохами, обвиняет в провокации, клевете и грозится подать в суд.

...Правда ли, что люди почувствовали - времена меняются? Скоро весна. Правда ли, что Волочкова, Буйнов и Надежда Кадышева неуютно себя чувствуют, подписав подметное письмо? Правда ли, что Наталья Васильева хочет жить не по лжи? А судья Егорова не хочет. А судья Данилкин не хочет. Все те, кто сейчас начнут искать подвох и проплаченость в интервью Васильевой, тоже не хотят жить не по лжи. А мы хотим.

Интересно, нацлидер и его присные не знаю истории совсем? И давней, и недавней? Этот вопрос обсуждала я вечером с Натальей Дмитриевной Солженицыной, оказавшись с ней за одним столом. Вопрос задала она. Ответа нет. На мое предположение "кэгэбешники?" она ответила, что среди них много умных. "Кэгэбешники среднего звена?" Тут она кивнула. Сегодня они сделали из Платона и Михаила несправедливо обиженных, героев, мучеников. Скоро никто не вспомнит про 90-е, про нефть и "ЮКОС". Будут помнить про несправедливость. И чем дольше, тем сильнее.

Давайте повесим на своих работах, в газетах, банках и турагентствах на стене фотографию Ходорковского. Или на рабочий стол поставим. Давайте не будем бояться!!! Начнем Новый Год с этого простого действия!

Проклятое место Катынь... Бедная моя, любимая моя Польша... Слезы, соболезнования.
RAZEM Z WAMI...
Я считаю, что нет никакой китайской угрозы, а есть угроза нашей расхлябанности и презрения к собственным законам и к собственной культуре. До тех пор, пока мы не занимаем то пространство, которое нам формально принадлежит, его по закону, Ломоносовым еще открытым, будут занимать другие. Если мы пренебрегаем своими законами, их не будет выполнять и любой другой человек, приезжающий на нашу территорию. Если за взятки можно будет добиться от наших пограничников или от Федеральной миграционной службы послаблений, то их и будут добиваться, а вот если не будет такой возможности, то и не будут. Китайцы поедут туда, где у них будет нормальная вольготная жизнь. Если они поедут жить по закону, то поедут лучшие из них, тогда их не надо бояться. Если же они поедут туда, где закона нет, поедут худшие из них, вот и все.

А вообще китайцы не очень любят наши широты, им у нас холодно. Они с большим желанием едут на юг, им есть куда ехать. Мы сами себе злейшие враги – не китайцы.

Мне понятно состояние, когда пошел кураж, когда надо сказать так и такое, чтобы этот препод (премьер, президент - нужное подчеркнуть) тебя запомнил. Не знаю, кураж ли Сашкой (Александр Архангельский, задавший на встрече с Путиным вопросы о Подрабинеке и Ходорковском. - Ред.) руководил. Но получилось классно!
Я являюсь горячим сторонником так называемой теории "малых дел". И если ради того, чтобы одному пятикласснику из Бутова Кириллу Дроздкову поставили в школе подъемник, надо попросить Владислава Суркова - охотно, подчеркиваю, охотно попрошу. И если, после моей просьбы, Первый канал, который смотрит дикое количество моих соотечественников, делает отличный репортаж про Кирилла и его замечательную маму Валю, а ее потом в Бутово начинают узнавать на улице и говорить ей слова поддержки - я искренне считаю, что мне кое-что удалось. А главное - после установки подъемника в школе начала учиться еще одна девочка-инвалид.

Я много чего могу. У меня хорошие связи. Но много чего и не могу - не могу освободить Ходорковского, не могу устроить вам, недовольные жизнью, демократию и свободные выборы. И это что повод ничего не делать? Ждать мировой революции будем?