.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/people/790/all-quotes/

Анна Каретникова

Цитаты


...Его возили в суд. Он сказал: я не могу идти - его схватили и понесли. По дороге уронили дважды или трижды, он падал на пол. Потом от расстройства его уронили с автозака то ли на носилки, то ли мимо. Он отбил себе легкие, там вода и кровь. Помощь не оказывалась. Заметьте, это все - с его слов. Может, он врет. Но только двигаться он больше не может. Ходить. Сидеть. Одеться. Умыться. Сходить в туалет. Он просто больше не может двигаться. Он парализован.

Его спросили: тебя били? мы сразу поняли... Он сказал: нет. Роняли. С высоты. Сегодня (уже вчера) его спустили в обычную камеру. Он лежит вообще голый, без ничего, под колючим одеялом. На нем нет трусиков и маечки. Туалет - шланг и катеттер. Он не мылся месяц. Он не может самостоятельно почистить зубы. Его обтирали мокрым полотенцем. Это вообще неподвижный человек. Хоть молодой.

И я говорю камере: ну помогите ему хоть поесть... умыться... А камера такая говорит: да, но это - второй вопрос. А как он, извините, будет тут ходить в туалет? Под себя? Но мы тут живем. У нас диабет, ишемия, инфаркт. Это наш дом, извините.

И тут приходит такой доктор Самсон Валерьевич Мадаян, заместитель начальника Матроски по медицинской части и профилактике. И с тех пор, как я попросила ряд инстанций его уволить, у него дрожат руки, а также почему-то он вместо говорить - кричит довольно истерично. А кричит он на тему, что все с этим парнем обалденно, в дерьме он не валялся, а кто за ним теперь будет ухаживать, - ну, это как-нибудь придумается. Непонятно, как. Но как-нибудь.

А также Самсон Валерьевич подтверждает, что диагноз тут неясный, причина пареза - фиг его знает. Алло, Самсон Валерьевич, проснитесь. Если вы не можете определить причины - отправляйте парня куда-нибудь, где могут. Давайте в вольную больницу. Признайте свою некомпетентность. Вы его заморить решили, как многих других до этого Матроска? Мне еще раз фамилии перечислить? Вы убиваете очередного человека. А мы на это смотрим и молчать мы больше не будем.

Отправляйте его на обследование, немедленно отправляйте его на освидетельствование, освобождайте, я про вас не в прокуратуру и СК, я про вас в другие места напишу, где меня лучше слушают. Вам Европейского суда мало, которому вы глупо наврали? Вам Магнитский еще нужен? Сейчас будет Магнитский вам. Сейчас много всего будет. Мы вас точно в какой-нибудь неприятный список включим. Не можете определить диагноз - отдавайте человека на волю. Актируйте срочно. Что он у вас не двигается? Вы можете, решите вопрос!

Как член ОНК сообщаю следующее. Когда мы проходим в СИЗО, нас периодически досматривают с применением рамки - а телефоны и любую аппаратуру мы сдаем ранее при входе в специальное окошко. Видеозаписывающую аппаратуру, таким образом, в СИЗО пронести мне слабо представляется возможным. Впрочем, я плохо разбираюсь в аппаратуре. Но что я знаю точно - это что сотрудники СИЗО любую нашу беседу с заключенными записывают на видеорегистратор, несмотря на наши протесты. Такие протесты в основном заявляла Зоя (Светова. - Ред.), а мне, честно говоря, по барабану. Так что видеосъемка встреч с девушками велась при каждом нашем визите. Возможно, появление видео - провокация с целью дискредитации общественного контроля, хоть и не берусь утверждать, поскольку истоки этого мне не ясны. Мне казалось, нам удалось наладить с администрацией СИЗО нормальные рабочие отношения. Всем, кто меня спрашивал: на видеозаписи я периодически попадаю в кадр, поэтому физически вряд ли могла бы выполнить сама эту запись. Да я и не умею вести запись.

Блог Анны Каретниковой, 08.10.2012

Следует внимательно разбираться с каждым делом в отдельности, но в целом мы должны отдавать себе отчет, что люди, пришедшие на мирный митинг, столкнулись с полицейской агрессией, что может, на мой взгляд, оправдывать их действия по самозащите и защите окружающих, если, разумеется, дело обстояло именно так. А как ОМОН бросался на людей, я видела лично. Впрочем, некоторых, говорят, и на Болотной-то не было, однако судьи привычно штампуют аресты. И отдельное беспокойство о судьбах этих людей, я думаю, должны проявлять и организаторы массовых митингов, поскольку именно по их призыву арестованные граждане оказались на Болотной площади. Давайте внимательно следить за их судьбой и поддерживать новых политзаключенных.
Сегодня больная диабетом жена другоросса, мама пятилетней девочки Таисия Осипова получила десять лет лишения свободы за подброшенные сотрудниками ЦПЭ наркотики, обнаруженные с помощью "понятых" из прокремлевских движений.

Это происходит на фоне нашей "снежной революции", когда нам кажется, что возникла надежда на бескровную смену режима, а на подходе уже Новый год, и всем нам не до судьбы смоленской заложницы. А режим убивает прямо сейчас.

И, может быть, это даже и важней того, что у нас украли голоса...

Что делать будем?

С интересом знакомлюсь с результатами голосования, и все крепнет вчерашнее подозрение, что мы разделяемся на два народа. И в том числе теперь по географическому признаку. Один народ еще неуверенно, но голосует против ЕР. Другой - живет в Мордовии и Дагестане. И в сельской местности по большей части он живет.
Фигура Стомахина крайне неоднозначна. Мы признаем его политзаключенным не потому, что он не совершил никакого преступления. Потому, что в сравнении с другими осужденными по этой статье - у него самый большой срок, и ему неоднократно отказано в УДО. При этом личность Стомахина и его творения мне глубоко неприятны.
Мне, честно говоря, непонятна цель. Где они это будут распространять? Ну, скажут по телевизору пару раз - и все. Или будут этим коллективным посланием отмахиваться от западных журналистов-приставал?

Предыдущее-то письмо утратило свои магические свойства после того, как от его авторства подряд начали отказываться и за него извиняться. Значит, нужно следующее, пусть уровнем послабже, зато - рабочее. Как-то очень топорно и в лоб действует наша власть.

Я вот думаю про террор: ведь это преступления непосредственно против народа. Казалось бы, очень понятно и справедливо, чтоб именно представители этого самого народа, присяжные, грубо говоря - пассажиры метро, - и вершили суд над теми, кто их убивает?.. Сложно заподозрить этих пассажиров в недостатке ненависти к террористам. Или же даже им, вооруженным этой ненавистью, государство не доверяет? Подозревает общество в излишнем гуманизме к террористам?

Зорькин комментирует: мол, присяжных легче запугать. Но вообще мне кажется, что легче запугать троих человек, чем двенадцать. И двенадцати присяжным затруднительней дать взятку. И надавить на них тоже сложней, чем на назначенных судей. Не террористам. Хоть, может быть, и террористам тоже.

Зорькин комментирует: мол, рассмотрение дела по месту совершения террористического преступления может пострадать от предвзятой коллегии присяжных. Тут я вообще не понимаю, что имеется в виду. Какая-нибудь Ингушетия? Ну так террористы и убивают местных людей, ингушей, ингушских милиционеров и чиновников. Которые, вообще-то, ингушам отцы, сыновья и братья. Так что же, ингушские присяжные испытывают симпатию к террористам? Трудно поверить. Или как-то в республике всё не так, как нам рассказывают?

А если теракт совершен в Москве - разве дело не будет рассматриваться по месту совершения преступления? Разве москвичи бьются в спазмах стокгольского синдрома, только и дожидаясь, когда им выпадет шанс оправдать одного-другого террориста?



Реклама
Выбор читателей