.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/people/859/all-quotes/

Владимир Буковский

Цитаты


Сегодня я был уведомлен о выдвинутых против меня обвинениях. Я категорически отрицаю производство непристойных или запрещенных фотографий, псевдофотографий или видео детей. На самом деле у меня не было контактов ни с какими детьми вообще в течение многих лет.

Эти шокирующие обвинения застигли меня в период тяжелой болезни, и шансы на выздоровление у меня совершенно неопределенные. Тем не менее, я намерен со всей энергией защищать себя от всех предъявленных мне обвинений.

Из-за состояния здоровья, а также в связи с необходимостью вести консультации с юристами я не смогу давать какие бы то ни было интервью и комментировать ход дела вплоть до дальнейшего уведомления с моей стороны.

27 апреля 2015 года

Я знаю, пока этот режим у власти, мне туда поехать не дадут больше. Когда он рухнет, тогда мне не нужен будет никакой паспорт.

3 января 2013 года

Нынешнее руководство страны может поменяться в любое время – даже уже в этом году. Политический истеблишмент и деловая элита очень недовольны властью и могут захотеть поменять лидеров, чтобы обновить имидж страны. Cуществующая система им невыгодна, потому что она препятствует инвестициям и деловым возможностям. Но сменить руководство – не значит сменить систему, большого смысла в этом не будет. Должен произойти крах системы, и это может случиться достаточно скоро, в частности, в связи с падением цен на нефть и газ. Кроме того, сегодня все говорят про сланцевый газ, которого в Европе много... Нефтегазовые аналитики говорят, что к 2020 году Россия будет совершенно неадекватна как поставщик для Европы. Естественно, люди, которые сидят в Кремле, об этом знают. И они понимают, что надо что-то делать. Поэтому внутри режима могут начаться конфликты, борьба за власть. Я думаю, что речь идет о трех-пяти годах, в течение которых система будет сыпаться радикально и безостановочно.

...Будет вторая волна (протестного движения. - Ред.). Интеллигенция с полицией драться не хочет. Ей на смену придет более простая, «шпанистая» публика, которой в России очень много. Им подраться с полицией – одно удовольствие. Вот и попрет многотысячная толпа с заточками на несчастный ОМОН... Сейчас зима, и это не в пользу народа. Во времена кризиса польской «Солидарности» была такая пословица: «Зима – за правительством, весна – за народом». Сейчас власть гоняет, пытается посадить тех, кого она считает лидерами оппозиции, ужесточает репрессии. А к весне публика опять оживет и пойдет выражать свое несогласие. Но это будет уже другая публика, с которой так просто не справиться.

Институт современной России

Страна восстала не против чьей-то политики, не против какой-то идеологии, а именно против уголовщины во власти. Такая революция не может закончиться "круглым столом" - по сути, сделкой преступников с правосудием. Она может закончиться только судом. В худшем случае - самосудом.

В этом смысле попытки "наладить диалог" с властью не просто вредны, но самоубийственны. Десятки и сотни тысяч людей выходят на улицы требовать правосудия, а отнюдь не "круглого стола" с кремлевскими паханами. Любые переговоры в такой ситуации будут восприниматься как преступный сговор; тот, кто на такие переговоры пойдет, – как сообщник мафии. Прожив достаточно долгий исторический период при мафиозном режиме, российский народ вполне тонко понимает этику бандитских разборок. Применить это знание к своей нынешней конфронтации с Кремлем для нас и естественно, и оправданно.

...Классический пример быстрого и без рецидивов избавления страны от тоталитарной заразы – послевоенная Западная Германия. Конечно, ее выздоровление стало возможным только благодаря Нюрнбергскому процессу. Только вскрыв и осудив все преступления режима, страна может двигаться вперед. Польше потребовалось почти двадцать лет, чтобы убедиться в этом и на собственном опыте. Какой-нибудь Камбодже потребовалось более тридцати лет – но и лидеров "красных кхмеров" тоже в конце концов пришлось судить. Россия, не решившись в свое время устроить суд над советским режимом, заплатила за это дороже всех. Хотелось бы надеяться, что на сей раз мы не повторим той же ошибки. Но несомненно и то, что кремлевская мафия постарается любой ценой предотвратить такой суд.

Они не те люди, которые станут героически отстреливаться до последнего патрона. Но свой последний козырь – реальную или мнимую угрозу кровопролития – они используют сполна. Скорее всего, именно на то, чтобы загнать нас за "круглый стол" - что будет означать как минимум иммунитет для целого ряда кремлевских паханов. А ведь иммунитет - это не просто цивилизованный отказ от мести; это еще и отказ от расследования их преступлений. Пусть даже они бросят на пики стрельцам парочку самых ненавистных бояр – скажем, Чурова и Путина (этого последнего, кстати, им в любом случае опасно оставлять в живых – он слишком много знает, и если дело дойдет до суда, вполне может выдать подельников); но еще у многих тысяч жуликов и воров на лбу не написано, что они жулики и воры. Тут нужно объективное расследование и справедливый суд; иммунитет же будет означать для них вечную презумпцию невиновности. Произойдет смена лидеров, какие-то косметические реформы, но не смена режима. "Лубянская преступная группировка" опять извернется и останется у власти, незаметно украв и эту революцию. На то они и жулики и воры.

Словом, если состоится такой "круглый стол", то круглыми там будем только мы - круглыми идиотами, сумевшими прозевать дорогой ценой завоеванную победу. И когда поднимутся по всей стране новые "приморские партизаны", вершить на свой лад украденное у них правосудие – кто их осудит? Виноваты будут не они, а самозваные лидеры революции, предавшие ее справедливые требования; кричавшие вместе с народом "не забудем, не простим!" и тут же побежавшие торговать забвением-прощением в обмен на министерские портфели.

...Уже сейчас режим находится в положении знаменитой путинской крысы, загнанной в угол. Много лет назад, поглядев в крысиные глаза, Путин увидел свое будущее – и если он не вполне понял тогда смысл пророчества, он несомненно понял его в минувшем декабре. Вопрос теперь лишь в том, дадим ли мы крысе возможность броситься на нас или ударим первыми. И если уж бить, то бить надо в самое уязвимое место. Чем быстрее мы эту крысу прикончим, тем безболезненнее это пройдет для страны.

"Эхо Москвы", 16.01.2012

Первое, что нужно помнить людям, имеющим дело с сотрудниками КГБ, - это то, что с ними нельзя договориться... Их задача - тебя завербовать, и они этим занимаются, тебя вербуют. Ты можешь быть ему враг или агент - и ничего в промежутке нет. Вы можете считать, что вы проявили цивилизованность, пошли на какие-то компромиссы - для них это только признак слабости - а значит, надо давить дальше. Поэтому надо зарубить себе это на носу: чем раньше вы их "пошлете", тем в большей безопасности вы будете.

Я вам могу рассказать историю. Там, правда, не совсем цензурные выражения есть, но я их смягчу.

В лагере у нас сидел старый учитель из Закарпатья, очень интеллигентный, знал пять языков, такой вежливый, такой замечательный человечек. Вдруг "кум" стал его сажать. Вызывает - и в карцер. Вызывает - и в карцер. А у нас был такой негласный межэтнический лагерный совет, от разных этнических групп собирались якобы попить чайку, но вообще обсуждали лагерные дела. Там сидели армяне, украинцы, евреи, русские, литовцы. Поскольку в лагере надо решать общие проблемы сообща, то они договаривались, кто будет их представлять, и мы собирались, негласно обсуждали лагерные проблемы, что как делать. И вот возник вопрос с этим бедным украинским учителем: что делать, почему его сажают, он ведь ничего неположенного не делает, никого не трогает, да и не может никого тронуть. Я (лучше бы молчал) говорю: знаете, по моему опыту это означает только одно: "кум" его вербует, а интеллигентный наш учитель не может его послать на три буквы. А "кума" надо послать на три буквы, он другого языка не понимает. Это как компьютер работает на языке С++: если ты будешь пытаться ввести другое, он не поймет. То же самое "кум": у него такой свой "машинный" язык. Ну, инициатива наказуема. Мне говорят: раз ты так просчитал, объясни ему, он сейчас как раз из карцера выйдет. Заварил я чаю, старичок вышел, пошли за барак, присели, и я его три с лишним часа учил, как сказать "иди ты на ...". Причем русский мат - он же вполне в системе Станиславского, там нельзя просто сказать, это надо как бы видеть. А у него губы не складывались, он не мог произнести это слово, никак. Пять языков он знает, а это слово не может произнести. Часа три я с ним мучился, научил. Научил, он все понял. Вызвал его "кум", он пошел на пятнадцать суток, вышел, и больше его не трогали.

Вот вам история. Она очень показательна, потому что с КГБ нельзя иначе, иначе они не понимают, у них по-другому устроена голова, их по-другому учат. И вы себе причиняете большую беду тем, что не шлете их сразу на три буквы.

Радио Свобода, 30.12.2011

Борис Стомахин - человек искалеченный, со сломанным позвоночником. За что его арестовали - за то, что он писал что-то, что он думает, правда? Ведь ни за что другое: он никого не взрывал, никого не убивал, никого не грабил, ни на кого не покушался. То есть за слово - вот что это такое, это начинается возвращение советских времен.
Меня немножко беспокоит, что они ("Солидарность". - Ред.) действуют слишком медленно. Прошло два месяца с момента съезда (учредительного. - Ред.), а мы все еще спорим о структурах, самой работы еще особенно не видно. И мы можем опоздать: если произойдет обвал, социальные потрясения, а мы будем все еще спорить о квотах в политсовете.

Меня беспокоит некий бюрократизм нынешних демократических движений, чего у нас (советских диссидентов. - Ред.) не было совершенно. Допустим, у них объемы больше, но мне кажется, все равно бюрократизм непропорционален... Вот я был сейчас на заседании политкомитета "Яблока" - это было депрессивное зрелище. Они решали вопрос об изгнании Ильи Яшина. Это просто какой-то райком партии. Меня поражает, как быстро все эти люди, не успев побывать у власти, усвоили нормы номенклатурной демократии...

Это меня угнетает, потому что в таком виде они с народной стихией не справятся. Если, не дай Бог, у нас полыхнет, бунт будет с одной стороны, а они с другой. А вся надежда на оппозицию сегодня именно в том, что она сможет модерировать социальный бунт, вводить его в цивилизованное русло.

Грани-ТВ, 15.02.2009

(О целях своей президентской кампании)

Придать мужества людям. Сказать: не надо бояться. Мы не боялись в те времена, когда могли расстрелять просто так. Сказать, что не надо отчаиваться. Нас было еще меньше, а враг был еще сильнее. А мы, тем не менее, победили, выиграли. По крайней мере тем, что выжили.

(О других кандидатах от оппозиции)

Гарик Каспаров не смог собрать группу, не дали ему. Рыжков сам решил этого не делать по своим каким-то соображениям. Видимо, имея в виду последующую безобразную процедуру сбора 2 миллионов подписей, которые не знаю, кто это может сделать. Это только армия может сделать, наверное. Это безумная затея. Он, увидев это, тоже решил, что ему это не надо. У Явлинского свои проблемы. Поэтому он меня как бы поддержал. Решил, что это будет лучше. Но на самом деле моя идея была изначально: пожалуйста, пусть будет хоть 20 человек. Но мы должны работать как команда. Как коалиция.

"Эхо Москвы", 15.12.2007



Реклама
Выбор читателей