О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/people/885/all-quotes/

Александр Гольц

Цитаты


Борьба с терроризмом - это страшно тяжелая и страшно рискованная работа. Надо внедрять своих людей в террористические организации, быть на контакте с ними, вести тонкую игру. Директор ФСБ, который каждый год бодро сообщает о количестве предотвращенных терактов, видимо, не понимает того, что его работа не в количестве то ли реальных, то ли выдуманных терактов, а в том, чтобы их не было вовсе. И один случившийся теракт перечеркивает всю его, директора ФСБ, работу.

...Мы можем много критиковать Америку, но факт остается фактом. После 11 сентября в США не было терактов. Стало быть, их спецслужбы работают. А наши распыляют силы и средства в борьбе с оппозицией.

Единственно возможную модель поведения нам демонстрируют Ходорковский и Лебедев: не плачь, не бойся, не проси. Они, уверенные в своей правоте, мужественно защищались до конца и не оставили камня на камне от ублюдочного обвинения. Они не стали просить негодяев о снисхождении. И нам остается до конца бороться с каждой новой попыткой ущемить наши права. Бороться даже тогда, когда понятно, что на их стороне суд и ОМОН. Потому что они, как отравляющий газ, заполняют все им оставленное пространство. Нельзя отставлять им пространство. И тогда можно будет отменить приговор, который они нам вынесли.
Слушайте, это же круто: утром покатать живого Терминатора, а вечером потрепаться с Гребенщиковым. Для этого стоит быть президентом России и время от времени говорить слова про модернизацию. Путин же тащится от тигров с медведями...
Двое русских ученых, Андрей Гейм и Константин Новоселов, получили Нобелевскую премию по физике. Нам есть чем гордиться — высших научных достижений достигли люди, получившие образование в нашем физтехе, ставшие учеными в наших институтах. Стало быть, еще лет десять-пятнадцать назад в России работали ученые мирового класса, не исключено, что некоторые работают и теперь. Это и есть как раз тот успешный опыт, за которым модернизаторы мотаются нынче по всему свету. Бери командировку в МФТИ или Черноголовку, и давай изучай. Но какова же реакция российских постмодернистов? К лауреатам с казенными поздравлениями обратился премьер, поведавший им, что известие о присуждении премии русским ученым «было встречено в России с большим энтузиазмом и гордостью». Казенный энтузиазм подхватил некий функционер проекта «Сколково», пригласивший нобелевских лауреатов вернуться на Родину и потрудиться на благо страны. Конечно, никто всерьез ученых не ждал. Просто расчет был на то, что вежливые люди покивают. Но Андрея Гейма, который полгода назад не мог получить российскую визу, это словоблудие задело. И он ответил по-полной: «Меня это никак не интересует. … Там у вас люди что — с ума посходили совсем? Считают, что если они кому-нибудь отсыпят мешок золота, то можно всех пригласить?»
Как ни крути, если это наши разведчики, то приходится констатировать: уровень их подготовки и оперативной деятельности упал на три метра ниже плинтуса. Впрочем, не исключено, что вследствие каких-то процессуальных уловок ФБР намеренно путает детали обвинения, чтобы выложить все карты в ходе суда. Однако это говорит о шаткости самих обвинений, и неясно, зачем ФБР было так торопиться с арестами. Впрочем, эта торопливость может быть объяснена, в случае если ФБР ничего о разведчиках раньше не знало и вся информация о них получена от очередного перебежчика. Тогда контрразведка могла опасаться, что русские агенты получат приказ уходить.

Открытым остается еще один вопрос: почему разведсеть, выявленная по меньшей мере семь лет назад, была ликвидирована именно сейчас, после весьма успешного визита Дмитрия Медведева в США. То ли Обама решил продемонстрировать, что он не поддается очарованию нашего модернизатора. То ли пресловутые «реакционные круги» решили напомнить президенту: перезагрузка перезагрузкой, а шпионаж — шпионажем.