.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/people/979/all-quotes/

Григорий Чхартишвили (Борис Акунин)

Цитаты


Думаю, что Лебедев сидит в тюрьме уже десятый год, и освобождать его надо не в 2013 году, а немедленно. А вслед за ним или даже одновременно - Ходорковского. Я отношусь к этому всему, как к каким-то некрасивым играм.
Сегодняшняя судорожная активность хватательных структур - мощный агитационный ход за массовость шествия 12 июня. Спасибо вам, неведомые союзники оппозиции, подтачивающие режим изнутри! Вы просто из кожи вон лезете, чтобы демонстрация действительно стала "маршем миллионов". Теперь даже самые флегматичные горожане поймут, что идти надо.
У меня история с этой кражей выборов, естественно, вызывает возмущение, но есть и «некомфортный» вопрос, который не дает мне покоя. А что народные массы города Астрахани? Они-то голодающих поддерживают? Или горожанам плевать, как у них выбирают городского голову? Если плевать, то не являются ли московские десанты чем-то вроде экспорта революции? Может быть, надо сначала дождаться массового движения в Астрахани, а уже потом кидаться на помощь?
Я неплохо знаю обстановку на федеральных телеканалах. Она очень похожа на ситуацию Гостелерадио времен ранней перестройки. Там есть прагматики, карьеристы и просто равнодушные – эти готовы выполнять любые распоряжения начальства. Но немало и журналистов, которым очень стыдно быть винтиками этой машины вранья. Многие из этих людей настроены по отношению к «зомбовидению» жестче, чем мы с вами, потому что изнутри наблюдать эту гниль еще противней. Скрипят зубами и работают, потому что боятся вылететь из профессии. Но я полагаю, что рано или поздно на каком-то из федеральных каналов произойдет бунт – у кого-то из тележурналистов не выдержит чувство собственного достоинства. Думаю, ждать осталось недолго.

Штурм телевидения следует производить с двух сторон – не только снаружи, но и изнутри. Когда часть коллектива на каком-нибудь телеканале взбунтуется, гражданское общество должно будет выступить в защиту «диссидентов».

Вот тогда нужно будет устроить массовый митинг перед телецентром. Выдвинуть конкретные требования: отмена цензуры и «черных списков», «час оппозиции» с прямым эфиром, смена руководства на данном канале и тому подобное. И на этой волне – вплоть до исполнения наших требований – объявить бойкот: не смотреть передачи канала, чтобы обрушить ему рейтинг; призвать известных людей не сотрудничать с каналом, а тех, кто продолжит там появляться, подвергнуть общественной обструкции; обратиться к руководству международных компаний-рекламодателей с предупреждением, а затем и призвать к бойкоту их продукции. Все эти меры будут абсолютно законны и действенны.

Абсолютно ясно, что в результате событий 4 и 5 марта движение гражданского общества перешло в новую фазу. Первая – романтическая и эйфорическая – закончилась. Люди поняли, что с белыми воздушными шариками, лентами и веселыми флешмобами против роботов из ОМОНа не пойдешь. Не удивлюсь, если 10 марта на наш митинг кроме наблюдателей никто не придет. И все же я думаю, что люди не согласятся существовать в той же системе, что и раньше. Гражданское общество начнет развиваться по пути самоорганизации, борьбы за победу на местных выборах. Демократия должна расти нормально – снизу вверх.
Градус гражданского общества повысится. И во многом не за счет тех, кто пошел в наблюдатели, а за счет тех миллионов, которых унизительно гоняли сегодня целый день на автобусах по УИКам.
Мы с вами все здесь очень разные. Очень непохожие друг на друга. Поэтому у них возникла иллюзия, что они могут нас перессорить и заставить нас разбиться на кучки. У них это не получилось и не получится. По одной очень простой причине: чувство, которое нас объединяет, многократно сильнее всех вещей, которые нас разделяют.

У нас было обсуждение между собой, как нужно назвать общественное движение, которое зарождается на наших глазах. Мы не пришли к общему мнению. А между тем это название возникает само собой. О нем нам пишут и говорят самые разные люди. Они говорят: давайте назовем наше движение "Честная Россия"! честность – это ключевое слово, которое объединяет нас всех, вне зависимости от наших политических, стилистических и любых других расхождений. Мы хотим жить в честном государстве, и мы его не имеем. Мы вынуждены жить с властью, которая все время врет и все время ворует.

Я пришел на этот митинг с другим настроением. Не с таким, как на Болотную площадь. Я думаю, что большинство из вас, вероятно, испытывает то же самое. На Болотной площади мы выдвинули весьма умеренные требования. По сути дела это были минимальные условия, на которых мы соглашались терпеть эту власть еще какое-то время.

Как власть ответила нам на эти требования? Уходящий президент, которого вообще непонятно, надо слушать или нет, выдал нам какие-то туманные обещания. Человек, которого нам собираются сделать президентом, ответил нам оскорблением. Скажите, пожалуйста, господа бандерлоги, нравится вам, как Путин ответил на Болотную площадь?

- НЕТ!

Тогда позвольте задать вам второй вопрос: вы хотите, чтобы этот человек снова стал нашим президентом?

- НЕТ!

Господин Путин! Завтра вам это будет кричать вся Россия. И еще одно, важное: мы сейчас после этого митинга разойдемся с вами встречать Новый год и на новогодние каникулы. Давайте дадим друг другу домашнее задание добровольное: мы будем думать, говорить между собою, что нужно сделать для того, чтобы Владимир Путин отправился не в Кремль, а на пенсию. После новогодних каникул мы обменяемся нашими идеями, мы выберем самую лучшую из них. Ту, которая понравится всей честной России. И мы добьемся своего.

Нас с вами ждет трудный год. Но это будет очень интересный год. И я уверен, что это будет наш год. С Новым годом! И с новой Россией в новом году.

Прохорову имеет смысл выдвигать свою кандидатуру только в одном случае: если Владимир Путин сойдет с дистанции и выдвинет вместо себя нового человека. Медведев на эту роль уже не годится. А выдвижение Прохорова, пожалуй, дало бы нынешней властной группировке шанс на победу в честных выборах. В качестве лидера оппозиции Прохоров с его подчеркнутой пропутинской позицией кажется мне неперспективным.
Ну появился при администрации президента или Белом доме «либеральный» филиал ("Правое дело". - Ред.) - и ладно. Мы с тобой в него не пойдем, но я за них, может, даже проголосую. Так уж, из уважения к призыву Навального идти на выборы и голосовать за кого угодно, кроме «Единой России».
Надо, чтобы сервильные судьи боялись общественного осуждения больше, чем они боятся начальства, тогда и вести себя они будут по-другому. Вот на днях вслед за Данилкиным появился новый претендент на место у позорного столба – мадам Боровкова из Тверского суда города Москвы. Прошу любить и жаловать.
Единственное, что радует в связи с приговором, это то, что судебно-прокурорские винтики Вертикали, следуя примеру своего кумира, нынче поголовно заделались ревностными христианами и под галстуком у каждого висит крестик. Прав Булгаков: всяк получит по вере своей. Будет неправедный судья лизать в аду раскаленные сковородки тринадцать с половиной лет; прокурорская команда отработает гибкими языками четырнадцать лет (сколько просила), а тем, кто науськивал эту свору, лизать – не перелизать все плиты в преисподней, и как только закончится один срок, Небесная Канцелярия навесит следующий.

Впрочем, Бог милостив. Надеюсь, Он всех их пожалеет и позволит искупить свою вину еще на этом свете. Как известно, в России нужно жить долго. Пожелаем же маленьким и большим данилкиным долгих лет жизни.

А когда Ходорковский и Лебедев выйдут на свободу, зависит от нас с вами.



Реклама
Выбор читателей