.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/tags/prison/m.262312.html

новость Осужденного по делу о нападении на Нальчик Хасанби Хупсергенова пытают в Красноярске

05.07.2017
На концерте фольклорных ансамблей в красноярской ИК-31. Фото: 24.fsin.su
На концерте фольклорных ансамблей в красноярской ИК-31. Фото: 24.fsin.su
Реклама

33-летний Хасанби Хупсергенов, осужденный к 12 с половиной годам строгого режима по делу о совершенном в 2005 году нападении вооруженного подполья на Нальчик, подвергался пыткам в ЕПКТ (внутренней тюрьме) ИК-31 в Красноярске. Обращение сестры заключенного Аминат Хупсергеновой, в котором цитируется письмо брата, написанное в середине апреля, опубликовано во вторник на сайте Кабардино-Балкарского регионального правозащитного центра.

Это же обращение направлено в Комитет за гражданские права, а также генпрокурору Юрию Чайке и директору ФСИН Геннадию Корниенко.

После вступления приговора в законную силу Хупсергенова доставили в ИК-17 в Красноярске. При поступлении туда, отвечая на вопросы фсиновской комиссии, он сообщил, что намерен использовать права, гарантированные заключенным, в том числе право на УДО. После этого начальник отряда пообещал зэку "нелегкую жизнь".

Хупсергенова по надуманным поводам помещали в ШИЗО, затем перевели в ОСУОН (отряд строгих условий отбывания наказания), а позже отправили в ЕКПТ ИК-31 - якобы за нарушение формы одежды. В самой ИК-31 режим общий, а не строгий, однако ЕПКТ существуют не во всех колониях, а лишь в некоторых и обслуживают сразу по несколько учреждений вне зависимости от режима.

В ИК-31 Хупсергенова доставили вечером 26 ноября 2016 года. Сразу по прибытии заключенного раздели до трусов, повалили на пол и выкрутили руки, а один из фсиновцев наступил ему ногой на шею. Руки Хупсергенову связали и начали вытягивать; одновременно ему выкручивали коленные суставы. По состоянию на 13 апреля, отмечал зэк, колено у него продолжало болеть.

Хупсергенов начал кричать. Фсиновцы громко включили радио и принялись избивать осужденного ногами по голове и одновременно выкручивать пальцы рук, коленные суставы и душить полиэтиленовым пакетом. Также его били ногой в глаза.

Всего в пытках принимали участие шестеро фсиновцев. Имена некоторых приведены в письме заключенного.

Периодически издевательства прекращались, и оперативник требовал от Хупсергенова согласия на сотрудничество. Еще один фсиновец заметил: "Ты смотри, этих ОНК'шников к нам не приводи, понял?" "В общем, за 3 часа, что я там валялся на грязном матрасе, мне напомнили все слова и выражения, которые я произносил при поступлении в Красноярск", - сообщал осужденный.

После трех часов пыток у Хупсергенова поинтересовались, кто он "по жизни". Заключенный ответил: "Мусульманин". После этого его пригрозили отправить в камеру к "мусульманину-педерасту", однако этой угрозы не выполнили и посадили в отдельное помещение, не предназначенное для содержания людей.

На другой день после подъема Хупсергенова завели в неотапливаемую клетку, разорвали на нем белье и оставили голым и босым на бетонном полу, включив вентилятор, задувавший с улицы холодный воздух. Пытка продолжалась около полутора часов. Затем группа фсиновцев явилась и потребовала от заключенного написать заявление об отказе от "воровских традиций". Хупсергенов возразил, что никогда этих традиций не придерживался.

После этого его вновь начали бить, душить, а также выкручивать ему суставы. При этом из фсиновцев бил осужденного молотком по ступням, а другой схватил плоскогубцами за гениталии и оттягивал кожу на них.

После пыток Хупсергенова отправили в камеру, где сидели двое других осужденных. Они рассказали, что их пытали подобным же образом. "От одного все-таки добились письменного соглашения (о сотрудничестве. - Ред.), а от другого не добились, зато сломали ему правую кисть руки, и на сегодня она у него криво зажившая, - говорилось в письме заключенного. - Но оба они ни за что не признаются, если у них спросят, применяли ли к ним пытки, потому что испуганы тем, что, если они напишут жалобы на сотрудников, их загонят в гарем обиженных".

13 января 2017 года Хупсергенова, сковав наручниками, вновь избили в ИК-31 по указанию оперативника. Сам оперативник бил заключенного ногами по лицу и сломал ему нос. Фсиновец угрожал осужденному изнасилованием, а также заявил: "По освобождении ты не рассчитывай, что вернешься обратно. Тебе наденут мешок на голову, и ты окажешься среди людей, кто числится без вести пропавшим и целый день без паспорта и без документов работает в лесу за одну всего лишь консервную банку".

Чтобы объяснить наличие у Хупсергенова телесных повреждений, фсиновцы из ИК-31 спровоцировали драку между ним и сокамерником. В итоге, однако, заключенного вынудили написать объяснение о том, что он получил травмы, поскользнувшись на кафеле перед умывальником.

По возвращении в ИК-17 телесные повреждения, полученные при пытках, в медицинской карте Хупсергенова зафиксированы не были. Между тем, отмечает сестра заключенного, после избиений у него лопнули капилляры в обоих глазах и все белки были залиты кровью; даже через три месяца на одном из белков оставалась красная полоса. Кроме того, одна рука у пострадавшего вовсе не действует, а другая действует лишь частично. Наконец, у него сломано ребро.

Фсиновцы, отмечает сестра Хупсергенова, заявляют ему, что он пленник и не может рассчитывать на такое же обращение, как другие осужденные.

О пытках в ИК-17 в обращении родственницы не сообщается. Между тем говорится, что там Хупсергенова сейчас под надуманным предлогом посадили на полгода в одиночную камеру (очевидно, имеется в виду ПКТ - это тоже внутренняя тюрьма колонии, но с меньшим, чем в ЕПКТ, сроком содержания; ПКТ, в отличие от ЕПКТ, есть во всех колониях).

Семья заключенного опасается за его здоровье и жизнь. Аминат Хупсергенова в своем обращении требует установить виновных в пытках и привлечь их к уголовной ответственности, а также обеспечить безопасность как ее брата, так и свидетелей издевательств над ним.

Директор Кабардино-Балкарского регионального правозащитного центра Валерий Хатажуков рассказал "Кавказскому узлу", что также направил ряд обращений в различные инстанции, в том числе в красноярскую ОНК и краевому омбудсмену Марку Денисову.

В красноярской ИК-31 отбывали сроки нацист Вячеслав Дацик и фигурант Болотного дела Леонид Развозжаев. Однако ни того ни другого, насколько известно, в ЕПКТ этой колонии не водворяли.

В ИК-17 ранее был заключен фигурант дела АБТО Иван Асташин; позже его перевели в ИК-15 в Норильске. "В целом улететь из ИК-17 в Норильск среди зэков считается равносильным тому, чтобы вытянуть счастливый билет", - отмечал политзек в статье, опубликованной в декабре прошлого года в "Медиазоне".

Красноярская ИК-17, пояснял Асташин, известна не только жестокими избиениями осужденных, в том числе приводившими к летальным исходам, но и использованием против заключенных психотропных препаратов. В частности, в ноябре 2013 года сообщалось, что Аслана Черкесова, осужденного за убийство футбольного фаната Егора Свиридова, не только избивают в этой колонии, но и травят галоперидолом.

В ходе атаки на Нальчик, состоявшейся 13-14 октября 2005 года, погибли 35 правоохранителей и военных, 15 гражданских лиц и 95 членов подполья. Процесс в Верховном суде Кабардино-Балкарии продолжался с 2008-го. Первоначально в деле было 58 обвиняемых, однако один из них - Мурадин Карданов - умер от туберкулеза в 2010 году, до окончания разбирательства.

Приговор по делу был вынесен 23 декабря 2014 года. Пятеро фигурантов получили пожизненные сроки, еще троим дали до 8 с половиной лет и освободили после оглашения приговора, так как эти сроки они уже отбыли в СИЗО. Остальные 49 фигурантов получили от 10 до 23 лет строгого режима. Хупсергенову дали 13 с половиной лет по статьям 205 (теракт), 209 (бандитизм), 226 (хищение оружия), 279 (вооруженный мятеж) и 317 УК (посягательство на жизнь правоохранителя). Также был осужден его брат, Ахмед Хупсергенов.

Как позже отмечали "Кавказ.Реалии", Хасанби Хупсергенов был одним из немногих подсудимых, которые, несмотря на пытки, полностью отвергли вину. Он последовательно заявлял, что в день атаки на Нальчик находился на занятиях в филиале Российского государственного социального университета в Пятигорске. В докладе "Мемориала" указывалось, что это подтверждается как свидетельскими показаниями, так и выпиской из университетского журнала посещения занятий.

28 января 2016-го Верховный суд России незначительно уменьшил сроки большинству осужденных. В частности, Хасанби Хупсергенову сократили срок на год. Все пять приговоров к пожизненному заключению были оставлены в силе.

Поскольку Хупсергенов был арестован еще в ноябре 2005-го, в заключении ему осталось пробыть меньше 11 месяцев - до конца мая 2018 года.

В разные годы в ЕСПЧ рядом осужденных по делу была направлена масса жалоб на пытки, несправедливое судебное разбирательство и ряд других нарушений прав.

Один из фигурантов - Сергей Казиев, получивший 14 с половиной лет строгого режима, - умер в августе 2015 года в нальчикском СИЗО-1 вскоре после выхода из голодовки.

В ночь на 19 июня 2016 года в ИК-7 в Комсомольске-на-Амуре умер другой фигурант - Мурат Каширгов, получивший срок 16 лет 3 месяца. Причиной смерти 38-летнего заключенного фсиновцы назвали сердечную недостаточность. Как утверждалось, Каширгов умер в карцере (возможно, имеется в виду ШИЗО - карцеры существуют в следственных изоляторах, но не в колониях), где содержался с самого прибытия в ИК-7.

В октябре прошлого года стало известно, что в Кировской области умер Амур Хакулов, осужденный к 20-летнему сроку. Покойный страдал хронической почечной недостаточностью в терминальной стадии и содержался не в колонии, а в ЛИУ-12 в Кирово-Чепецке. Даже фсиновские медики рекомендовали освободить больного. Однако Кировский облсуд в июне 2016-го ходатайство Хакулова отклонил.

05.07.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей