О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/tags/torture/all-entries/4.html

Пытки

В блогах


:

О недопустимости амнистии осужденных за пытки

Vip Игорь Каляпин (в блоге Свободное место) 10.12.2013

403

Совместное заявление Ассоциации Агора и межрегионального Комитета против пыток

9 декабря 2013 года в Государственную Думу Российской Федерации Президентом РФ был внесен проект постановления «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации».

Проект был подготовлен с использованием рекомендаций Совета по правам человека и развитию гражданского общества при Президенте РФ. В этих рекомендациях содержалось предложение исключить из перечня амнистированных лиц граждан, осужденных за насильственные преступления. Это ограничение нашло свое отражение и в пояснительной записке к указанному проекту постановления. Так, «...предлагается не распространять амнистию на лиц, которые совершили преступления, представляющие повышенную общественную опасность, с применением насилия или угрозой его применения...»

В то же время в записке сотрудники органов внутренних дел, принимавшие участие в боевых действиях, выделены в отдельную категорию лиц, подлежащих амнистии.

При этом в список составов преступлений, к совершившим которые амнистия не применяется, не входит превышение должностных полномочий с применением насилия (ч.3 ст.286 УК РФ).

Чаще всего по такой статье квалифицируются преступления, совершенные офицерами органов внутренних дел в отношении подследственных, а также офицерами вооруженных сил в отношении младших по званию военнослужащих. Подобные преступления отнесены законом к категории тяжких.

Кроме того, на практике сотрудники полиции, принимавшие участие в боевых действиях, проявляют особую жестокость при применении незаконных методов дознания. Они становятся «идеологами» применения пыток в отношении подследственных и осужденных.

Многочисленные эпизоды применения пыток сотрудниками органов внутренних дел, которые являлись участниками боевых действий, отражены в альтернативном докладе российских неправительственных организаций по соблюдению Россией Конвенции ООН против пыток.

Так, например, произошло в отделе полиции «Дальний» города Казани. По данным следствия, организатором пыток над задержанным, приведшим к его смерти, был начальник уголовного розыска отдела Айнур Рахматуллин. Он неоднократно направлялся в служебные командировки на Северный Кавказ.

Кроме того, согласно практике Европейского Суда по правам человека, ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод требует, чтобы признанные виновными в пытках представители власти несли адекватное наказание. Это имеет существенное значение для обеспечения уверенности общества в верховенстве закона и поддержки верховенства закона со стороны общества, а также для предупреждения возникновения в адрес государственных органов подозрений в сговоре или попустительстве незаконным актам. В России и без того укоренилась порочная практика назначения условного либо минимального наказания сотрудникам полиции, признанным виновными в тяжких насильственных должностных преступлениях. Освобождение их по амнистии укрепляет уверенность полицейских в безнаказанности подобных деяний.

Предлагаем Государственной Думе РФ при рассмотрении проекта постановления об амнистии дополнить перечень составов преступлений, исключенных из нее, ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Павел Чиков, председатель Межрегиональной правозащитной Ассоциации «Агора»

Игорь Каляпин, председатель межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток»


Из мордовского лагеря - в счастливую жизнь

Vip Надежда Раднаева (в блоге Свободное место) 17.09.2013

341

Защита прав заключенных – занятие невеселое. Тут редкость даже нейтральная рутина, не то что радостные события. Избиения, пытки, попытки суицида, иногда массовые, - вот проблемы, с которыми постоянно сталкиваются те, кто пытается защищать находящихся в наших тюрьмах и лагерях .

Одну из самых тяжелых историй я описывала в блоге на «Гранях» около трех лет назад. Это была история Александра Семихвостова, который, находясь в колонии, неделю не ел, потому что не мог дойти до столовой.

Воспитанник специнтерната, он попал в колонию в 1999 году инвалидом по зрению, а в заключении в результате избиений стал лежачим инвалидом – в 2003 году получил травму позвоночника, после чего у него отказали ноги и нарушились функции тазовых органов (недержание). Еще через некоторое время Александр заболел туберкулезом, гепатитом С, у него появились сердечная аритмия, хронический гастрит, колит, эпилепсия с частыми припадками. Он полностью ослеп на левый глаз и приобрел астигматизм правого.

При всем этом наборе заболеваний медицинские работники сочли возможным снять с Семихвостова третью группу инвалидности и признали его полностью трудоспособным, хотя передвигаться Александр мог только на самодельной инвалидной коляске.

В 2010 году дошло до того, что лишенный инвалидности «здоровый» человек неделю голодал, потому что территория исправительной колонии не оборудована пандусами и инвалиды-колясочники не имеют возможности преодолевать пороги и посещать столовую. Какое-то время Александр решал проблему самостоятельно: еду ему приносили другие осужденные, с которыми он расплачивался сигаретами. Когда закончились сигареты – закончился для Семихвостова и доступ к еде. Администрация колонии помочь отказалась.

Тогда силами фонда «В защиту прав заключенных» удалось помочь Семихвостову – после экстренных обращений во ФСИН РФ начальник медицинского отдела УФСИН по Республике Мордовия Александр Парышев пообещал, что будет выделен отдельный сотрудник, обязанный доставлять пищу Семихвостову. После решения этой острой проблемы фонд занялся установлением инвалидности Александра, и в декабре 2011 года Александр получил первую группу.

В этом году Семихвостов освободился и позвонил мне. Рассказал, что в колонии познакомился с чеченцем по имени Муса, с которым очень подружился. Освобождаясь, Муса пообещал, что пришлет Александру из дома хорошую инвалидную коляску, а после освобождения будет рад принять его в своем доме. «Он говорил, что у него большая семья, которая примет меня как родного, да и подлечит, поставит на ноги», - рассказывал Семихвостов. Муса выполнил свое обещание и, как только добрался до дома, отправил Александру новую инвалидную коляску.

14 января 2013 года Александр освободился, в Чечню его отправлять отказались и конвоировали по месту последней регистрации – в Петербург. В холодный январский день поезд прибыл в город, где Александра никто не ждал, да и сами конвоиры не знали, куда дальше везти бывшего заключенного. Когда они вытаскивали его из вагона, то уронили вместе с инвалидной коляской, спровоцировав эпилептический приступ. Семихвостова госпитализировали, конвоиры уехали.

Придя в себя, Александр попытался связаться с Мусой и узнал, что тот попал в аварию и находится в коме. Через месяц Муса умер. Александр продолжал оставаться в больнице – идти ему было некуда, социального жилья в городе не предусмотрено даже для инвалидов первой группы. Со второго этажа больницы он спуститься не мог ни на прогулку, ни в магазин, поэтому просто лежал и мечтал, что будет делать после выписки: получит регистрацию, пройдет курсы обучения для инвалидов, устроится на работу, создаст семью.

Через полгода Александру, все еще находящемуся в больнице, позвонил человек, который представился Ибрагимом. Он рассказал, что был другом Мусы и что теперь, выполняя волю друга, он приедет за Александром и заберет его в Чечню.

Ибрагим приехал, но выполнить обещания не смог: власти категорически отказались выпускать Семихвостова из города. Согласно приговору суда ему назначено дополнительное наказание в виде запрета выезжать с места жительства без согласия специализированного государственного органа.

Ибрагим уехал в Чечню, а через некоторое время вернулся с 92-летним массажистом по имени Ака (в переводе с чеченского - уважаемый). Три недели массажа позвоночника – и Александр встал на ноги. Через 10 лет лежачего образа жизни Александр стал снова ходить. Пока он пользуется костылями, но есть надежда, что и от них со временем можно будет отказаться.

Находясь в больнице, Александр познакомился с женщиной, которая стала ухаживать за ним, помогать в нехитром больничном хозяйстве. После того как Александр начал ходить, он сделал ей предложение. И она согласилась!


Судебная пытка: "Болотное дело" и мой опыт

Vip Сергей Мохнаткин (в блоге Свободное место) 09.07.2013

445

Заключенные могут быть не извещены о дате и времени суда. В этом случае на суд утром поднимают неожиданно - не успеваешь толком собрать документы, позавтракать, даже попить чаю. Далее обыск, препровождение в "стаканы" - узкие камеры, где трудно поместиться одному, а помещают по двое, так что одному уж точно не присесть, вентиляция слабая.

Отстой (стояние) может занять от нескольких минут до часа, далее сборка - большое помещение, где помещаются все, кого вывозят. Там ожидание может занять от часу до трех часов. При выводе из камеры обыск может быть полный - раздевание догола и приседание. После сборки - перекличка и посадка в автозаки. Там узкое помещение с двумя скамьями, приходится ставить коленки в шахматном порядке, чтобы уместиться.

В боксах внутри здания такие же узкие стаканы с каждой стороны (1х2м), также по двое, сидеть невозможно, грязно, тускло, плохая вентиляция, очки заставляют оставлять у входа, при досмотре документов их могут расшить (скрепки запрещены) и перепутать - как хочешь, так потом и собирай. Есть чуть получше стаканы, но туда помещают за деньги. Там до суда и после приходится проводить по 1-3 часа, а то и больше. Иногда после суда сажают в автозаки, но это еще хуже, так как там слишком тесно, а потом сортируют по прибывшим машинам. В них также могут держать часами.

Условия содержания в суде известны - стеклянные клетки, куда едва помещаются по 6 человек. Из-за скученности начинает болеть спина, невозможно слышать и видеть, что происходит, особенно в задних рядах. Если кто-то с кем-то разговаривает, то даже через щель не слышно, что говорит адвокат. Если в заседании не делают перерывов, в течение которых заключенных спускают обратно вниз, то они по 4-7 часов не могут ни сходить в туалет, ни покурить, ни попить воды. Доставка одновременно идет в несколько судов, и если ваш суд не первый, приходится трястись и стоять в пробках по много часов. То же и с развозом из судов.

К сухпайку дают кипяток, 1-2 раза, по обстоятельствам. Другая вода запрещена.

Такие пытки могут начинаться в 6:00 и продолжаться до полуночи, причем день за днем, так как заседаний много. Понятно, что в таких условиях заключенный совершенно не в состоянии нормально защищаться или участвовать в процессе.


Похищение Александра Зайцева: версии

Vip Юрий Староверов (в блоге Свободное место) 21.06.2013

5274











Около девяти вечера 14 июня возле остановки на улице Рябцева было совершено нападение на активистов «Другой России» Александра и Екатерину Зайцевых. Четверо неизвестных в масках, напав со спины и нанеся несколько ударов оппозиционерам, схватили Александра и затолкали его в белый пассажирский микроавтобус с тонированными стеклами марки «Газель» или «Соболь». Екатерину, пытавшуюся помешать нападавшим, ударили ногой по ребрам. Перед этим один из нападавших выхватил у нее сумку с мобильным телефоном, лишив ее связи. Машина поехала в сторону Московского шоссе. Похищение происходило на глазах десятков людей, стоящих на остановке и отдыхающих в близлежащем кафе.

Факты

В машине Александра связали веревкой и скотчем, душили с помощью полиэтиленового пакета, привязывая его скотчем к шее, били руками и ногами по телу, стоя при этом на его голове. Своих действий неизвестные не объясняли, практически не разговаривали с Александром, однако сказали ему, что таких, как он, нужно убивать. Между собой неизвестные общались знаками и полушепотом, однако Александр услышал в их разговоре фамилию «Трифонов».

Ативиста привезли в лес, вынесли из машины на руках и привязали к дереву рядом с большим муравейником, верхнюю часть которого обрушили на него. Пытка продолжалась около 15 минут. Затем Александр услышал стук закрывающейся автомобильной двери и подумал, что нападавшие уехали. Он стащил с себя надетый на голову пакет и пытался освободиться от веревки. Тогда он услышал звук приближающихся шагов. Избиение продолжилось.

Другоросса еще раз связали веревкой — нейлоновым автомобильным тросом — и подвесили на дерево. В таком состоянии его продолжили избивать. После часа истязаний нападавшие обрезали веревку и оставили связанного по рукам и ногам активиста в лесу. Зайцев разгрыз связывавшую руки веревку, развязался и убежал, выйдя через некоторое время на трассу.

Остановившийся водитель вызвал «скорую помощь» и полицию. Оппози­ционер был госпитализирован в больницу скорой помощи Дзержинска с сотрясением мозга и переломом ребер.

Версии

Не надеясь на полицию и следственный комитет, другороссы начали собственное расследование событий 14 июня. На сегодняшний день уже можно говорить о рабочих версиях происшедшего.

Во-первых, стоит отбросить криминальные и бытовые версии. Александр — простой рабочий, никак не связанный с криминальным миром, не имеющий врагов и среди субкультурных группировок. Не переходил дорогу крупному бизнесу, не брал кредитов, не имеет долгов. Единственные враги Александра — «антиэкстремистские» спецслужбы, которые неоднократно пытались на него давить.

Во-вторых, на спецслужбы указывает характерный «оперской» почерк: пытка удушением с помощью полиэтиленового пакета, конспирация (номер автомобиля — К115 ВВ, 66 регион — Свердловская область), «работа» в масках и перчатках, общение знаками, характерное подвешивание за руки и удары по ребрам, сам характер травм — глубокие повреждения мягких тканей без травмирования внутренних органов, в то время как отбить почки или устроить разрыв селезенки можно одним ударом. А избивали четверо. Этому «искусству» доставлять максимум страданий, но не оставлять серьезных увечий, чтобы самим не сесть в тюрьму, тоже учат друг друга оперативники. И, опять же, изощренная пытка муравьями.

Очевидно также, что похищение и дальнейшие действия были спланированы заранее. Наверняка нападавшие специально подыскали и подходящее место в лесу, иначе на его поиски было бы потрачено дополнительное время. Похитители же во время движения не останавливались, потратив, по словам Александра, на дорогу до места дальнейшего избиения — леса под поселком Пыра — около сорока минут.

Нападавшие знали, где живет Алек­сандр, «работали» нагло, на глазах десятков людей. Были уверены, что все сойдет с рук. Имели четкую информацию о маршруте движения Зайцевых, знали, что Екатерину надо лишить связи, чтобы информация о похищении Александра не распространилась слишком быстро, для чего вырвали у нее сумку.

Вся эта акция с похищением и пытками не оставляет сомнений, что ее целью было не убийство или причинение увечий активисту. В противном случае нападавшие действовали бы по-другому. И Зайцева вряд ли оставили привязанным к дереву вблизи от трассы. Единственный логичный мотив нападавших — месть.

«Центр Э»

Провокациями нижегородской оппозиции «по профилю» имеют возможность заниматься всего два ведомства — ФСБ и «центр по противодействию экстремизму» (ЦПЭ) областного ГУВД.

В пользу ЦПЭ говорит фамилия «Трифонов», услышанная Александром от похитителей. Алексей Трифонов является начальником ЦПЭ и несколько лет назад лично пытался отправить Зайцева в армию, привезя его в военкомат на своей машине. Узнав о политической подоплеке, в военкомате отказались связываться с этим делом. Также Трифонов, по словам Зайцева, неоднократно угрожал ему различными карами за его политическую деятельность. 11 декабря минувшего года в квартире Зайцевых прошел обыск, инициированный письмом Трифонова следователю по «делу 15 сентября» Малахову.

Совсем недавно Трифонов, подошедший к активистам после первомайского митинга, сказал, что ЦПЭ очень интересуется Зайцевым. Отмечу, что пресса неоднократно писала о пыточных методах, которые используются в ЦПЭ для повышения показателей. Так, в декабре 2010 года в Комитет против пыток обратился Никита Данишкин, рассказавший, как у него пытались выбить с помощью пыток явку с повинной о преступлении, которого он не совершал.

«Из какого-то угла отдела ЦПЭ был извлечен толстый шнур, на обоих концах которого были металлически крюки. Один из милиционеров начал им связывать ноги Никиты чуть выше стоп. Затем подтянул ноги к туловищу, таким образом, что пятки оказались прижатыми к паховой области. Из двух свободных концов шнура он связал петлю (узел), которая находилась на уровне груди жертвы, чуть ниже шеи, и продел концы шнура через его шею и через наручники. Потом свободные концы троса милиционер стал тянуть вверх, поднимая Данишкина над полом так, что руки в наручниках стали выкручиваться, выламывая суставы, а грудь упиралась к стопам, петля сдавливала горло, перекрывая доступ воздуха. Подняв человека таким образом над полом, правоохранитель дергал в воздухе концы троса вверх-вниз, от чего его жертва складывалась, как «гармошка», нависая над полом. Затем он отпускал концы, бросая кричащего от боли Данишкина об пол. Страж порядка повторял эту процедуру несколько раз, пока задержанный не потерял сознание», — написано в аннотации к «делу Данишкина» на сайте КПП.

С другой стороны, сотрудники ЦПЭ боятся огласки и стараются удерживаться от прямого насилия в случае «работы» с активистами оппозиции. С оппозиционерами они могут бороться, фабрикуя на них административные дела за неуплату штрафов руками участковых, иногда — руками Следственного комитета — уголовные, с проведением обысков, впрочем, оканчивающиеся, как правило, ничем. Стиль «эшников» — мелкие пакости, но не открытое насилие, как в нашем случае. Фамилия же Трифонова могла быть произнесена специально, чтобы увести на ложный след. В противном случае это следствие крайнего непрофессионализма исполнителей. Странно, что такое могло произойти с людьми, которые общаются между собой знаками, скрывают лица и ездят на машине с номерами другой области.

ФСБ

ФСБ также имела мотивы для мести Зайцеву. 12 июня, в День России, прямо на заборе здания спецслужбы на Малой Покровской был вывешен баннер «С днем предательства Родины!». Видео акции распространилось по Сети. Уже на следующий день в штаб «Другой России» пришел полицейский в штатском, выглядевший сильно озабоченным. Он интересовался, где Зайцев и требовал передать ему повестку «для беседы» на утро 14 июня. Зайцеву надлежало явиться в отдел исполнения административного законодательства ОП № 5, имеющего репутацию ФСБ-шного. Это показалось другороссам странным: обычно вылавливанием активистов после акций занимаются участковые или тот же ЦПЭ.

14 июня помещение штаба целый день находилось под бдительным наблюдением людей в штатском. Вечером того же дня на Зайцева было совершено нападение. Явись он на «беседу», то наверняка был бы оформлен по административному делу как «мелкий хулиган» и отправлен в спецприемник. Однако узаконить наказание для него не удалось, и, допустим, был задействован «план Б». Возможно, активность полиции была отвлекающим маневром, усыпляющим бдительность.

В прошлом году, 21 июня, в ходе 15-суточного ареста за участие в защите от сноса дома № 98 по улице Большой Покровской, сотрудники ФСБ пытались отправить Зайцева в армию. Нацбола под конвоем двух участковых, возглавляемых офицером ФСБ, вывезли с территории спецприемника в военкомат. Однако в ходе осмотра психиатром, его смутили наручники, надетые на Зайцева, и присутствие ФСБ-шника в кабинете. «Призыв» не удался.

Можно вспомнить скандальное похищение сотрудниками ФСБ Ильи Шамазова и Евгения Лыгина накануне визита в Нижний Новгород Владимира Путина 14 февраля 2006 года. Нацболов схватили на улице и удерживали несколько суток в гостиницах Бора и Сергача.

Для ФСБ в целом характерен «наглый» и нахрапистый стиль. В контакт с политактивистами оперативники ФСБ входят редко, но метко. В случае с Зайцевым акция с баннером могла послужить спусковым крючком.

Сюда же стоит добавить, что не далее как 24 мая личному составу ФСБ был представлен его новый начальник Сергей Старицын, возглавлявший до этого УФСБ по Челябинской области. Какие методы борьбы с оппозицией привез с собой этот человек, мы еще не знаем. Известно, что в 2005–2006 годах Старицын занимал пост заместителя начальника УФСБ Свердловской области. Конечно, прямой связи со свердловскими номерами машины похитителей тут нет, они могут быть попросту поддельными, но пока исполнители не установлены, важным может оказаться любой факт.


Заплатить и продолжить издеваться

Vip Сергей Фомченков (в блоге Свободное место) 17.04.2013

336

В понедельник правозащитный фонд "Общественный вердикт" сообщил, что 15 апреля "правительство России направило в Европейский суд по правам человека декларацию, в которой признано, что условия содержания заключенной Таисии Осиповой в СИЗО №1 города Смоленска с 26 ноября 2010 года по 15 августа 2011 года не отвечали требованиям статьи 3 Европейской конвенции по правам человека. Эта статья запрещает пытки и другие формы унижения человеческого достоинства. Правительство... готово выплатить Осиповой компенсацию". В Министерстве юстиции уточнили, что деньги Таисия получит только после исключения ее жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению ЕСПЧ, что возможно по решению самого суда.

То есть правительство РФ озаботилось собственным имиджем и готово подкинуть немного денег Таисии Осиповой, чтобы она отозвала иск, но при этом продолжить над ней издеваться.

Как раз в этот же понедельник Таисия позвонила мне, впервые после двухнедельного перерыва, и рассказала про последние "пытки и и другие формы унижения человеческого достоинства", которым она подверглась.

Она только что вернулась из областной ФСИНовской больницы, расположенной в Торжке. Везли ее опять кружным путем, через тверской СИЗО, хотя есть прямой этап из Торжка до колонии в Вышнем Волочке. В тверском СИЗО она, как и в прошлый раз, сильно простудилась и лежала с температурой под 39, была даже не в состоянии подняться. Естественно, никакого лечения она не получала. И только когда формировался очередной этап в колонию, которым Таисия должна была ехать, ей срочно принесли лекарства, причем из ее собственных запасов, хранящихся в медчасти. При этом основная цель была не вылечить, а сбить температуру. До конца это им не удалось, но Таисии в медицинской карточке "нарисовали" температуру 36,6 и отправили в "столыпин". Так и не вылечив, повезли в колонию, где поместили в карантин, откуда она вышла в саму колонию лишь через пять дней.

Сами результаты более чем месячного нахождения в тюремной больнице, как и ожидалось, оказались никакими. Назначив Таисии лечение от диабета (принимать глюкофаж), в медицинских документах врачи указали, что у ней лишь "нарушение толерантности к углеводам". Врачи просто скрывают диагноз либо не могут его установить, так как в той больнице нет даже специалиста-эндокринолога. Таисия говорит, что "правды здесь не добьешься". Сейчас она пишет жалобы на действия тюремных медиков и результаты обследования.

А вчера мне позвонил бывший политзаключенный Сергей Мохнаткин, не понаслышке знающий о тюремной больнице в Торжке. Он сказал то же самое - что там скрывают диагнозы, занижают тяжесть заболевания. Заключенные же для них не люди...


Свободу пыткам и беспределу!

Vip Сергей Мохнаткин (в блоге Свободное место) 10.12.2012

445

Медведев! За козла ответишь! Под таким лозунгом следователи СК РФ намерены провести свою акцию на Болотной площади, - с шествием, которое должно окончиться у дома правительства. Организаторы акции возмущены его поведением, которое не позволяет проводить обыски у режиссеров документальных фильмов, не разоблачающих (по-крайней мере-как надо) наймитов Госдепа, не позволяет проводить их как угодно и когда угодно, ликвидирует свободу мнения следаков и ареста ими любого гражданина, мешает неограниченной свободе судов и прокуратуры садить всех и всегда, в любое время дня и ночи. Особенно возмущены следователи премьер-министром, который неуважительно отозвался о их ратных подвигах и беззаветной преданности борьбе с чужой наличностью и спокойным сном. Он должен знать (по их мнению), что даже по данным американской науки козлы занимают третье место в мире по уровню интеллекта, и лишь немного уступают свиньям и крысам. Если так пойдет далее (по их же мнению), премьер назовет свиньями - госдуму, а крысой – президента. Это может привести к расколу в обществе и не пониманию со стороны дойных коров. Заявку подали те следователи, которые не имели приводов правозащитников в свои кабинеты, так как по последним незаконным актам правительства они не имеют права на организацию митингов в течение года с момента привода к ним последнего правозащитника.

Известная международная организация «Следователи без границ» уже выразила свое опасение происходящим и направила президенту РФ заявление, в котором выражает свою крайнюю озабоченность положением дел с правами следователей, продолжающуюся травлю их со стороны правительства, несомненным сторонником которого (по их мнению) является премьер. Она также объявила, что если и ее премьер обзовет «Козлы без границ», это приведет к самым серьезным международным последствиям, угрожающим имиджу России. Другая международная организация (Права палачей) уже приняла решение направить в Россию своих представителей, которые будут наблюдать за ходом запланированной акции и оказывать всяческую поддержку своим собратьям, в частности - наблюдать за разгоном акции населением, наблюдать и фиксировать вставление им чего попало куда попало. Она также пригрозило выставить такое видео в интернет, что приведет к рекордному количеству посетителей (даже без надлежащей рекламы), и закупило партию подгузников для собратьев в рамках гуманитарной помощи.

Участники акции намерены потребовать полной неограниченности пыток и похищений (особенно на чужой территории и лиц под эгидой ООН), полную свободу лгать, фальсифицировать угдела и прочее «кино», свободу топтать конституцию и основные нормы международного права, и т.д.. Они также намерены создать свою организацию «Свобода пыток –все наше счастье (а Ваше –тем более)», и движение «Свобода пыток – движение в светлое завтра». Мы будем следить за развитием событий.

Собственный корреспондент газеты «ПыткарЬ» в правозаградительных органах Четвертованников (но псевдоним - Мохнаткин).


Леонид Развозжаев. Пытки впереди...

Vip Сергей Аксенов (в блоге Свободное место) 22.11.2012

308

Вчера, вернувшись из Симоновского суда, где слушалось дело по иску Окопного ко мне и Павлу Шехтману, я узнал о возбуждении еще одного уголовного дела против Леонида Развозжаева. На этот раз по следам истории пятнадцатилетней давности, случившейся на родине Леонида - в Ангарске Иркутской области. Дело возбуждено по статье «разбой» и как-то касается «шапочного» бизнеса, которым Развозжаев занимался, как мы знаем, и в Москве.

Кроме того, в СИЗО «Лефортово», где сейчас содержится Развозжаев, ему пришла открытка странного содержания, которое и сам адресат и его адвокат Дмитрий Аграновский расценили как угрозу. «Открытка вкупе с предъявлением обвинения и с разговорами, что его могут этапировать в Иркутск, где... Ну, в Лефортове он в безопасности в целом находится, а если его туда этапируют, то ни за что нельзя ручаться. В общем, мы обеспокоены этой ситуацией», - прокомментировал ситуацию Аграновский.

Замечу, что Дмитрий Аграновский зрит прямо в корень. Юридическая сторона дела тут вторична. Несмотря на то что срок давности по новому обвинению истекает через две недели – 4 декабря, у правоохранителей, конечно, имеются возможности обойти это обстоятельство. Например, сфальсифицировав розыскное дело, как поступили недавно с нацболами. Но главная опасность для Леонида заключается именно в том, что его могут этапировать в СИЗО Иркутска.

Дело в том, что СИЗО Иркутска имеет дурную славу одной из самых «красных» и страшных тюрем в стране. Заключенных там пытают, избивают, унижают, выбивая так называемые «явки с повинной». Делают это ссучившиеся зеки по заданию оперов. Впервые мы узнали об этом от дружественного адвоката Сергея Беляка, который защищал там одного парня. Потрясенный, он даже сделал фильм об этом «Иркутское СИЗО. Территория пыток».

Еще один кусок информации об иркутском беспределе мы получили от нашего товарища Игоря Щуки, который ехал этапом в Хабаровск и на короткое время оказался в тамошнем СИЗО. Вот он рассказал об этом на «Эхе Москвы».

Предполагаю, что Иркутский СИЗО «перекрасили», сделали «красным», в связи с тем, что Иркутск как бы бутылочное горлышко – все, кто едет этапом с востока страны на запад или с запада на восток, неизбежно попадают туда. Ломая, стараясь сломать, всех зеков, проезжающих через это место, ФСИН таким образом эффективно уменьшает число потенциальных сопротивленцев.

Таких пыточных мест в стране немного. Например, Саратов. В 2003 году часть времени, проведенного в СИЗО этого «славного» города, а именно два месяца в ожидании приговора, я прожил в самой настоящей пресс-хате. Правда, на меня не было «заказа», а в пресс-хату меня поместили по просьбе оперов, сопровождавших процесс, чтобы жизнь медом не казалась.

Леониду же надеяться на лояльное отношение, видимо, не приходится. Если его этапируют в Иркутск, то только затем, чтобы добиться покорности по основному – Болотному - делу. И тут спасет только отчаянная решимость. Как сказал мне однажды нацбол Максим Громов про свой этап в «красную» колонию в Башкирии: «Я ехал туда умирать». В итоге Максим выдержал всё.


Дело Мерехи: эксперты врут

Vip Олег Новиков (в блоге Свободное место) 10.11.2012

4471

62587
Бывшие милиционеры, обвиняемые в пытках Вячеслава Мерехи

Накануне бывшего Дня милиции на Ставрополье продолжился суд по делу бывших милиционеров, которые, как указанно в обвинительном заключении, изнасиловали задержанного шваброй.

Потерпевший - житель хутора Калаборка Вячеслав Мереха - в очередной раз находится в больнице, он уже два года пытается справиться с последствиями пыток. В декабре 2010 года Мереха был незаконно задержан в собственном доме и доставлен в местный пункт охраны порядка. В помещении милиционеры, которые, по словам потерпевшего, были пьяны, стали его избивать. Мереха имитировал потерю сознания, чтобы прекратить избиение. Думая, что гражданин скончался, милиционеры стали вслух обсуждать, как спрятать труп. Услышав это, Мереха обнаружил признаки жизни. После этого милиционеры изнасиловали его черенком швабры.

На скамье подсудимых четверо бывших участковых уполномоченных милиции: Сергей Петров, Николай Кряжов, Вадим Ахмедов и Алексей Головачев. Они обвиняются в превышении должностных полномочий (п.п."а", "б", "в" ч.3 ст.286 УК РФ) и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью (п."а" ч.3 ст.111 УК РФ). Подсудимые находятся под домашним арестом, на прошлом заседании судья отклонила ходатайство адвоката фонда «Общественный вердикт» Марины Дубровиной о заключении их под стражу.

В субботу в Предгорном районном суде были допрошены эксперты. Вопросы, поставленные судом, касались механизма образования телесных повреждений у Мерехи (а именно - разрыва прямой кишки). Могли ли травмы образоваться из-за воздействия швабры или повреждения были вызваны ударом или заболеванием? А также мог ли Мереха после получения травм совершать активные действия?

Cотрудник Ессентукского бюро судебно-медицинской экспертизы Евгений Семчугов, который давал первое заключение по делу, пояснил, что нельзя исключать образование травм из-за воздействия тупого твердого предмета, в том числе и рукоятки швабры. При этом эксперт исключил возможность того, что источником травмы могло быть заболевание или самоповреждение.

Судом также были допрошены эксперты Ставропольского бюро СМЭ, которые проводили комиссионную экспертизу по делу весной 2011 года. Согласно их заключению, Мереха страдал хроническим геморроем 3-й степени, а разрыв прямой кишки, судя по времени проведения операции, Мереха получил, уже находясь в стационаре. Говоря о механизме получения травмы, специалисты озвучили мнение, что она могла быть получена из-за тупого удара в область живота. По их версии, травма не была нанесена шваброй - милиционеры просто не смогли бы сделать то, в чем их обвиняют, не нанеся Мерехе смертельно опасных травм.

Важно, что ни в одном медицинском документе не зафиксировано наличие у потерпевшего болезни, также мужчина никогда не обращался с жалобами на эту проблему. «В случае, если бы Вячеслав страдал от геморроя 3-й степени с тромбозом, сама жизнь заставила бы его обратиться к врачу, поскольку вести нормальный образ жизни с такими симптомами весьма затруднительно, если не сказать, что невозможно», - говорит независимый эксперт Евгений Николаев. Юристы «Общественного вердикта», в чьем производстве находится дело Вячеслава Мерехи, полагают, что экспертиза под руководством Копылова была сфальсифицирована для того, чтобы подсудимые ушли от ответственности. В ближайшее время защитники интересов потерпевшего намерены обратиться в Следственный комитет и добиться возбуждения уголовного дела в отношении экспертов.

23 ноября суд продолжит рассмотрение дела.

Подробнее о деле Вячеслава Мерехи


Против политических репрессий

Vip Сергей Давидис (в блоге Свободное место) 28.10.2012

4236

Заявление Координационного совета оппозиции

Поддерживая и развивая ранее опубликованное обращение ряда членов КС, Координационный совет оппозиции на своем первом заседании принимает следующее заявление:

Начало очередного «президентского» срока Владимира Путина ознаменовалось резким усилением политических репрессий. Отказ значительной части российского общества признать легитимность прошедших выборов и массовые протестные выступления граждан напугали власть имущих. На справедливое возмущение народа государство отвечает эскалацией насилия.

Преследования сторонников оппозиции и инакомыслящих в России приобретают масштабный характер и заставляют говорить о переходе правящего режима к политике открытого террора. Правоохранительные и судебные органы превращены в послушные орудия расправы с оппозицией. На передний край борьбы с оппонентами режима выдвинулось Главное управление по противодействию экстремизму МВД РФ (Центр «Э»).

6 мая полиция жестко разогнала демонстрацию на Болотной площади в Москве. Сотни протестующих были избиты и задержаны. За несколько следующих месяцев 13 участников акции протеста были отправлены за решетку по сфабрикованному обвинению в массовых беспорядках.

5 октября был дан старт новому этапу преследований. Показанное в эфире НТВ видео сомнительного происхождения было намеренно использовано в качестве повода для новых арестов политических активистов.

19 октября в результате спецоперации на территории Украины при полном пренебрежении нормами права был похищен, а затем нелегально доставлен в Москву член Левого Фронта и Координационного cовета оппозиции Леонид Развозжаев. В Москве его, проведя судебное заседание в закрытом режиме и не оповестив адвокатов и членов семьи, отправили под арест.

По сообщениям правозащитников из Общественной наблюдательной комиссии, добившихся свидания с Развозжаевым, стало известно, что сотрудники спецслужб пытками, психологическим давлением и угрозами добились от Развозжаева показаний против его товарищей. Нам также известно, что представитель Следственного комитета РФ В. Маркин публично солгал, когда заявил, что Развозжаев явился с повинной и добровольно признал свою вину и вину своих товарищей. Позже Леонид Развозжаев официально отказался от явки с повинной.

Случаи применения физических и моральных истязаний, запугиваний и издевательств стали массовым, систематическим явлением в современной России. Стать жертвой пыток рискует любой гражданин России, оказавшийся в руках силовых структур.

7 из 45 членов избранного Координационного совета в настоящее время подвергаются незаконному уголовному преследованию.

Даниил Константинов, активный участник протестных акций, член КС оппозиции, арестован 22 марта по ложному обвинению в убийстве и до сих пор находится в следственном изоляторе. Он стал одной из первых жертв этой репрессивной кампании.

Сурен Газарян, краснодарский эколог, член КС, осужден по незаконному обвинению в порче забора дачи губернатора Ткачева.

Сергей Удальцов, лидер Левого фронта, член КС, незаконно осужден по обвинению в побоях в Ульяновске, а теперь привлечен в качестве обвиняемого по сфальсифицированному делу о массовых беспорядках.

Алексей Навальный, член КС, незаконно подвергается уголовному преследованию по сфабрикованному и надуманному делу о хищениях.

Константин Крылов и Игорь Артемов, члены КС, незаконно преследуются по репрессивной 282-й статье УК (разжигание розни).

Новой страницей в хронике репрессий против оппонентов власти стало так называемое «Болотное дело». По ложному обвинению в массовых беспорядках на Болотной площади под стражей находятся Владимир Акименков, Андрей Барабанов, Федор Бахов, Ярослав Белоусов, Степан Зимин, Николай Кавказский, Леонид Ковязин, Михаил Косенко, Сергей Кривов, Денис Луцкевич, Алексей Полихович, Артем Савелов, Константин Лебедев, кроме них по этому делу также незаконно преследуются Олег Архипенков, Мария Баронова, Александр Каменский, Рихард Соболев, Александра Духанина и Анастасия Рыбаченко.

И это лишь небольшая часть общей картины незаконных политических репрессий, относящихся только к самому последнему времени.

В связи с этим Координационный совет российской оппозиции:

констатирует, что российская власть перешла к методам прямого силового давления на своих оппонентов, грубо нарушая нормы российского и международного права;

требует от руководства страны прекратить практику давления на сторонников оппозиции;

требует прекращения сфабрикованных и необоснованно возбужденных уголовных дел и освобождения арестованных участников протестного движения;

обращается к российской общественности с призывом активно участвовать в кампании протеста против политических репрессий, в частности, принять участие в акциях в День политзаключенного 30 октября;

обращается к мировой общественности с призывом проявить солидарность с политическими узниками России. КС будет добиваться принятия международных санкций, в том числе введения визовых ограничений и ареста активов всех лиц, причастных к похищению людей, пыткам и незаконному преследованию граждан по политическим мотивам;
напоминает политическому руководству России, чиновникам, военнослужащим, сотрудникам правоохранительных органов и судебной системы о неизбежности наказания за преступления против российских граждан.


Тюремное заключение и пытки: опыт нацболов

Vip Александр Аверин (в блоге Свободное место) 25.10.2012

145


Многие удивляются, а некоторые даже возмущаются: дескать почему представители "Другой России" позволяют себе покровительственные комментарии насчет последних арестов и "пыток". Отвечу господам неофитам протеста.

Право мы имеем на покровительственные комментарии - 250 человек прошли через тюрьмы. Административные аресты и избиения в отделениях полиции мы уже давно не пересчитываем.

Почитайте интервью Алены Горячевой, девушка отсидела три с половиной года
"Мое отношение к партии не изменилось. Все осталось на прежнем уровне. Но сейчас меня, прошедшую все эти испытания, невозможно запугать ничем. Страха больше не осталось никакого и ни к чему, тюрьмой меня невозможно уже напугать. Я знаю что это, я знаю, что такое тюрьма, что такое зона, что такое женская зона – и страха нет. Освободившись, я долго размышляла о том, что я действительно хочу. И я осталась при том же мнении. Осталась бунтарем. Моя ненависть к режиму только окрепла".

Кто вчера не успел - ознакомьтесь сегодня с рассказом Сергея Ежова о пытках длиной полтора года
Первый раз мне досталось по голове практически сразу же после задержания. Трое фейсов били ладонями по ушам. Ставили голову к стене - руки за голову - ноги шире - еще шире. Удары. В итоге скорая помощь, больница.

Алексей Волынец о "алтайском деле" и атмосфере вокруг него